Выпуск: №46 2002

Художественный журнал №46Художественный журнал
№46 Цена и ценности, часть 1

Авторы:

Леонид Тишков, Екатерина Лазарева, Виктор Мизиано, Евгений Сабуров, Александр Пономарев, Владимир Архипов, Константин Скотников, Нина Котел, Георгий Острецов, Дмитрий Пригов, Юрий Альберт, Георгий Первов, Владимир Дубосарский, Виктор Мизиано, Михаил Крокин, Елена Селина, Владимир Овчаренко, Айдан Салахова, Евгений Барабанов, Владимир Сальников, Анна и Михаил Разуваевы, Дмитрий Голынко-Вольфсон, Екатерина Андреева, Дмитрий Виленский, Виктор Мизиано, Георгий Литичевский, Владимир Сальников, Ирина Базилева, Сергей Дубин, Алексей Бобриков, Анна Матвеева, Сергей Серегин, Ольга Шишко, Георгий Литичевский, Алексей Пензин, Анна Матвеева, Виталий Пацюков, Владимир Сальников, Богдан Мамонов, Сергей Дубин

Авторы:

Леонид Тишков
Комикс Клей клиент

Актуальность выбранной темы номера проверяется просто — количеством поступивших рукописей. Так, тема «Цена и ценности» вызвала столь живой интерес, что поставила редакцию «ХЖ» перед необходимостью собрать поступившие тексты под двумя обложками.

Интерес к этой теме не удивителен. В сфере современного искусства диалектика цены и ценности обладает будоражащей воображение и провоцирующей вопросы интригой. В самом деле, только в мире искусства обыденная вещь — например, купленная в универмаге рубашка, может по воле художника превратиться в произведение искусства, а затем, попав уже на другой рынок — не промышленных товаров, а рынок художественный, приобрести там новую цену, к ее реальной материальной стоимости отношения не имеющее (Л. Тишков «Почем рубашка?»). Более того, если и принято считать, что цена — уже не вещи, а произведения — определяется художественной ценностью, то открытым остается вопрос — как увязать между собой эти инстанции? Ведь «ценность бесценна, поскольку, в пределе, фундируется небесами. Цена же определена. Терминологически описание ценностей апеллирует к инстинктам и чувствам, в то время как цены описываются однозначно..., одномерно, одноразово. Цены однозначно превосходят одна другую, находясь в... стратифицированном отношении-порядке. Ценности же в принципе не превосходят одна другую..., покоясь в вечности» (Д. А. Пригов «Купи меня, как я тебя»). Ко всему прочему, как утверждают эксперты: «Цена является результатом игры, в которой все игроки преследуют свои цели, а абстрактная картина рынка никогда не бывает исчерпывающе объективной» (Е. Сабуров «Синтетическое искусство в игровом обществе»).

Впрочем, парадоксальная сложность коллизий цены и ценностей уже давно стала предметом вдумчивого анализа. Исследователи обращают внимание: «исходное заблуждение — отождествление капиталистического арт-рынка с рынком докапиталистическим. Безудержная алчность в делах наживы ни в коей мере не тождественна капитализму: эти иррациональные стремления оказываются обузданными и рационально регламентированы. Само появление на рынке произведения искусства предполагает обязательное наличие специфических значений (художественных, эстетических, культурно-исторических), указывающих на возможность бескорыстного (несобственнического) наслаждения. Арт-рынок поэтому — это часть общего механизма по ограничению дикого рынка» (Е. Барабанов «Искусство на рынке или — рынок искусства?»). Поэтому, исследователи, описывая сложные закономерности появления цены под воздействием нематериальных ценностей, приходят к понятию «системы искусства» — «структурно организованного комплекса социальных инстанций, институций и механизмов, обладающих вполне определенными функциями и связанных обязательной совокупностью конвенций, в том числе конвенциями о правилах пересмотра конвенций» (Е. Барабанов «Искусство на рынке или — рынок искусства?»).

Можно ли говорить сегодня, что в России после пятнадцати лет реформ сложилась «система искусства»? Многие практики свидетельствуют: «к сегодняшнему моменту уже можно говорить о возникновении «бизнеса современного искусства» (В. Дубосарский в круглом столе «Художник и рынок»). Однако, «бизнес искусства» еще не означает наличия такого сложного механизма как «система искусства», частью которого и может быть полноценный «рынок искусства». К сожалению, до сих пор у нас «рынок искусства все еще смешивается с искусством на рынке, либо с легализованной фарцовкой, либо с клановой монополией на дорогостоящие заказы столичной власти, либо с салонными украшательствами на кустарном рынке товаров» (Е. Барабанов «Искусство на рынке или — рынок искусства?»). С этой точки зрения — как это не парадоксально — сегодняшний капиталистический «бизнес искусства» сильно уступает социалистическому «рынку искусства», бывшему частью многомерной «системы советского искусства» (В. Сальников «Рассказ о том, как были связаны художественные принципы и деньги в советском искусстве»).

Впрочем, художники считают, что все это не имеет к ним отношения, потому что они «в общественной цепочке — этакие блаженные» (Г. Первов в круглом столе «Художник и рынок»). Впрочем, у многих это позиция не лишена лукавства, цитируя поэта, они утверждают: «Друзья! Пишите искренне: за это лучше платят!» (Ю. Альберт в круглом столе «Художник и рынок»).

МОСКВА, ОКТЯБРЬ 2002

Комикс Клей клиентКомикс Клей клиент
Поделиться

Продолжить чтение