Выпуск: №45 2002

Биографии
ТимурВиктор Мазин
Автобиографии
Типа 40Вячеслав Мизин

Рубрика: События

На пути из золотой клетки

На пути из золотой клетки

«ММ». Кураторский проект Марии Чуйковой, 2002

Сандра Фриммель. Родилась в 1977 году в Гессене (Германия). Искусствовед. Специалист по саморепрезентации России на Венецианской биеннале, победитель премии General Sattelite-2003 «За лучшее исследование». Живет в Берлине.

24.05.02-30.05.02
«Выбор куратора». Некоммерческая программа
14-й международной ярмарки «Арт-Франкфурт»
Франкфурт-на-Майне, Германия

«Наверное, мы не вполне поняли принцип этой западной ярмарки. Если лицо «Арт-Москвы» составляют именно художественные проекты, то здесь речь идет главным образом о продаже». Так с легким разочарованием отозвался о 14-й европейской ярмарке молодого искусства «Арт-Франкфурт» член группы «ESCAPE», художник Антон Литвин

Уступая по возрасту в Германии только «Арт-Кельну» и «Арт-Базелю», франкфуртская ярмарка пытается представлять актуальные течения современного искусства с I960 года, выявляя, главным образом, так называемые «новые позиции» («new attitudes»), несмотря на иронию критиков по поводу «отчаянности» этой стратегии Ярмарка на особо выгодных, по словам организаторов, условиях приглашает к участию молодые галереи, только начинающие свою коммерческую деятельность Иногда, правда, складывается впечатление, что беспомощного младенца учат плавать, бросая в воду. Хотя количество таких «младенцев» в Берлине подчас и кажется чрезмерным

В этом году к коммерческой части ярмарки добавился один некоммерческий выставочный проект под прекрасным названием «Выбор куратора», обещающий посетителям впечатления, «которых они не получили бы ни на какой другой художественной ярмарке». (Превосходно! Может быть, теперь это мероприятие станет более чувственным?) Марианна Эль Харири, главный организатор ярмарки «Арт-Франк-фурт», считает важным также показывать на ярмарке и зарубежное искусство. Впрочем, складывается впечатление, что «заморскую птицу» хотят выставить в золотой клетке на обозрение образованной публике, да так, чтобы она решеток в своей клетке не заметила.

В этом году выбор кураторов «Арт-Франкфурта» пал на Россию, точнее -на Москву. Произошло это отчасти благодаря новой волне интереса к русской экзотике, отчасти — из-за ожидания возможного расцвета московской арт-сцены в ближайшем будущем. Так, Эль Харири считает, что Москва в своем художественном развитии скоро превзойдет Нью-Йорк В подобный прогноз верится с трудом, поскольку художественный рынок в Москве и тем более в России довольно аморфен и формируется по законам, недоступным пониманию западного наблюдателя.

Между тем московские гости смогли удачно использовать предоставившийся им «Выбор куратора». На ярмарку для презентации своих проектов были приглашены московская TV-галерея, куратор Мария Чуйкова и группа «ESCAPE». Если экспозиция директора TV-галереи Нины Зарецкой являла собой вполне классический стенд в духе прочих участников ярмарки, то два других проекта действительно имели некоторый привкус экзотики, добавивший желанного кайфа всему мероприятию.

Начнем с «ESCAPE». Заплатив символическую сумму за вход, зритель попадал с завязанными глазами в палатку-шатер, в каких прежде гадалки предсказывали будущее Далее в ходе перформанса художница Лиза Морозова вела его за руку по мягкой земле, следуя голубой линии в форме спирали, к центру палатки В конце своего пути зритель «прозревал» и получал горсть земли в полиэтиленовом пакете с того места, на котором произошло «прозрение». Кроме того, в отверстиях стен палатки были установлены мониторы, на которых люди разного происхождения, возраста и национальности говорили о своем понимании слова «родина».

Проект «Motherland exchange» группы «ESCAPE» возвращает нас к понятию «родины». Современная эра глобализации, тотальность средств массовой коммуникации, стирание всяческих границ вместе с исчезновением одного установленного места жительства, национальной валюты и т. д. приводят к нарушению самоидентификации личности Понимание родины больше не носит ни географического, ни национального характера, а переносится как бы внутрь человека. Так же, как наше тело, которое служит как бы упаковкой внутренней родины, новообретенная «родина» в полиэтиленовом пакете может сопровождать нас повсюду, ибо теперь «моя родина — это я!» Хотя вопрос об этом и относится к «вечным», сегодня он становится особенно актуальным из-за бесконечного потока беженцев из Чечни и Косово, а также из-за политических дебатов по поводу изгнания немцев-»судетов» с территории бывшей Чехословакии, законов о переселенцах и дебатов о беженцах в Германии. Именно эта насущная актуальность была чувственно и интеллигентно представлена в новом проекте «ESCAPE», о чем не в последнюю очередь свидетельствовали толпы посетителей перед палаткой.

Третий и последний проект некоммерческой программы ярмарки -стенд «ММ (Московский минимализм)» куратора Марии Чуйковой. Благодаря обоям, покрывавшим внешнюю сторону стенда-комнаты, она оказалась увитой плющом, а «стены» и «окна» были заполнены работами московских концептуалистов, начиная с группы «Коллективные действия» и кончая «Медицинской герменевтикой» и некоторых представителей соц-арта. Видеофильмы и книги перемежались здесь с объектами и картинами, однако наиболее эффектным элементом инсталляции стал размещенный в центре стенда лоток с фруктами и овощами с настоящей франкфуртской продавщицей-турчанкой Этот лоток, по мнению куратора, проблематизирует взаимоотношения искусства (концептуального) и повседневности рынка. Ведь приобретению специфических «продуктов» на ярмарке искусства, как и на рынке, предшествует предварительная, более или менее тщательная проверка их качества, срока годности и т. д. Возможно, реальный покупатель и не следует рациональным критериям при выборе товара, поддаваясь сиюминутному влечению, соблазну, умело контролируемому как рыночными торговцами, так и галеристами, а то и вообще оказывается не в состоянии что-либо выбрать из огромного ассортимента предлагаемых товаров Но, однако, покупателям произведений искусства во Франкфурте стоило бы подходить с такой же тщательностью к выбору и проверке этих особого рода «продуктов», как покупателям фруктов на стенде «Московского минимализма».

Очевидно, что во всех московских проектах, показанных на ярмарке «Арт-Франкфурт», преобладала художественная, а не коммерческая сторона, и это объясняется не только заданной устроителями некоммерческой рамкой программы Вероятнее всего, причина кроется в различном понимании задач, которые ставит перед художниками и кураторами такое мероприятие, как художественная ярмарка в России и на Западе. В отличие от западных ярмарок, на «Арт-Москве» более важным считается представление художественных позиций, а не художественных «продуктов». Поэтому некоммерческая программа с презентацией художественных проектов и их обсуждением не случайно считается главной и уважаемой.

Во Франкфурте же московские стенды выступили в роли эдакого «шведского стола», где можно хорошо подкрепиться, но который не является самодостаточным и незаменимым, поскольку не представляет серьезной конкуренции Здесь можно задаться вопросом: способны ли вообще русские художники и кураторы продавать свое искусство?

Нельзя не упомянуть, что, помимо участия москвичей в программе «Выбор куратора», в официальной, коммерческой части «Арт-Франкфурта» была представлена «Крокин-галерея», чей стенд по сути отличался от других «московских» проектов лишь отсутствием надписи «Выбор куратора»: если другие западные галереи стремились выставить как можно больше работ разных художников, Крокин представил на ярмарке проект Франциско Инфантэ «Между небом и землей», показанный в Москве еще прошлой осенью. Очевидно, что даже «коммерческих» участников из Москвы искусство интересовало больше, нежели продажи. Возможно, это говорит об общей тенденции русского художественного рынка к некоммерческой направленности Жаль, ведь прекрасно продуманные и представленные московские проекты могли бы найти своего покупателя.

Однако это впечатление почти полностью исчезало при взгляде на еще одну новинку ярмарки «Арт-Франкфурт». Впервые в этом году ее руководство предоставило участникам дополнительные стенды по разумным ценам, на которых, помимо ярмарочной программы, могли бы быть показаны художественные проекты, созданные специально для ярмарки. Возможно, во Франкфурте возникает тенденция к тому, чтобы не только поставить рядом с основополагающим коммерческим принципом ярмарки принцип некоммерческий, но и предоставить последнему главную роль. Пока трудно сказать, как этот эксперимент будет развиваться в ближайшие годы, но в любом случае идея тесного сплетения торгового интереса с представлением художественных позиций кажется заманчивой и обнадеживает. А с художниками группы «ESCAPE» можно согласиться лишь отчасти: возможно, именно их кажущееся непонимание сулит ярмарке новые масштабы — в случае соответствующей реакции и со стороны публики, и со стороны организаторов ярмарки. Вполне возможно, что московская художественная сцена превзойдет тогда нью-йоркскую в плане специальных некоммерческих проектов Но пока только в этом.

Поделиться

Статьи из других выпусков

№34-35 2000

ЧАСТЬ 4. СКВОЗЬ МНОГОЛИКОСТЬ ИДИОТИЙ

Продолжить чтение