Выпуск: №110 2019

Рубрика: Выставки

«Проходные действия»: летопись цикла

«Проходные действия»: летопись цикла

Коллективное авторство, инсталляция, «Проходное действие номер четыре», 18 апреля 2019, Галерея Электрозавод

Виктор Жданов. Родился в 1992 году в Старом Осколе. Художник и куратор. Живет в Москве.

18.04.2019
«Проходное действие номер четыре»

28.04.2019
«Проходное действие номер пять»

25.05.2019
«Проходное действие номер шесть»

Участники: Анна Белоусова, Федор Дубровин, Виктор Жданов, Дмитрий Жильцов, Мария Королева, Ксения Кудрина, Аврора Лоттон, Ольга Машинец, Бэла Погосян, Абрам Ребров, Анна Сапожникова, Саида Саттарова, Дмитрий Филиппов

 

Часто от деятелей московской художественной сцены приходится слышать, что одним из важнейших художественных высказываний является создание ситуации. На схожих идеалах строится и проект, речь о котором пойдет далее. 18 апреля была открыта групповая выставка, озаглавленная как «Проходное действие номер четыре».  Она стала первым актом трилогии, отмеченным в сети как мероприятие некоммерческой галереи «Электрозавод». Однако в серийной последовательности площадь экспонирования вышло за пределы галереи — пятое действие захватило также территорию самого НИИДАРа, а шестое перенеслось на расстояние неполного километра от него, на игровую площадку, оставленную властями под снос.

Предшествующие четвертому действия (с первого по третье), выставки в полях, почти не были задокументированы в сети. По своей специфике они предназначались узкому кругу зрителей-участников в лице студентов института «База». Менторство над ними по приглашению института взял художник и один из соорганизаторов галереи Дмитрий Филиппов. Он же и выступил инициатором художественного процесса, отказываясь в дальнейшем от статуса куратора.

Вероятно, сотрудничество Дмитрия с институтом «База» можно было бы назвать отступничеством от принципов — независимости от институций и рынка — которым следовала самоорганизация «Электрозавода» с начала формирования.

Однако Дмитрий рассматривал случай сотрудничества с «Базой» как одну из возможностей найти продолжение своим художественным практикам и предоставить альтернативу молодым художникам. Альтернативу, то есть пример создания сообщества на горизонтальных началах вне диктата авторитетов: «Мы не можем выйти из институции, но скользим и существуем на ее грани».

Одной из ключевых особенностей художественных практик Филиппова последних лет, онтологически проистекающих из традиций земельного и устойчивого искусства, является создание сайт-специфичных произведений (объектов, скульптур, инсталляций) на отдаленных пустующих местах. Как и в ленд-арте, легализацией созданного для зрителей зачастую становится лишь фото- или видеодокументация произведений. Само произведение между тем может вступать в отношения с окружением и экспонироваться на месте столько времени, сколько предоставляет случай.

В рамках сжатого авторского факультатива, названного поначалу «Fix-price art», студентам предлагалось создавать импровизированные выставки на пустующих пространствах Москвы. Места для коллективных практик по договоренности выбирались коллегиально. Так, первое проходное действие состоялось в середине октября 2018 года на заброшенной автостоянке рядом с выходом в сторону Рублевского шоссе из станции метро «Славянский бульвар». Студентам было рекомендовано принести с собой канцелярские принадлежности, инструменты или другие товары, купленные в сети магазинов Fix Price. Но в ходе подготовки от концентрации на продукции этого магазина было решено отказаться из-за малого присутствия его в районах проживания студентов «Базы» и нежелания связывать свой художественный процесс с индустрией потребления. Местом, имитирующим выставочную площадку, служил пустырь автостоянки и разделенный железной дорогой прилегающий к нему зеленый садик. Стихийный монтаж фиктивной выставки длился около часа, а по его завершении каждый из участников рассказывал на камеру о своих работах, включаясь в ситуацию нарочито наивного интервьюирования новоявленного преподавателя. Работы — преимущественно скульптуры и инсталляции — были созданы из найденного на стоянке мусора и природных материалов (разбитого аквариума, железнодорожной шпалы, стекол, алюминиевых банок, пластика, трубок, пакетов, опавших листьев, веток, кустов). Также можно было увидеть графику, трафаретную живопись и работу с камнем, а в посадках обнаружить заштопанные нейлоновой веревкой ремонтные раскопки.

Второе действие происходило в ноябре того же года, на заброшенном складе ангарного типа между станциями метро «Электрозаводская» и «Бауманская».

В углу огромного пустующего склада, представляющего собой сводчатый каркас, обшитый жестяными панелями, на грязном матрасе, в окружении вороха тряпья и мусора, лежал бездомный мужчина. Он чаще дремал, чем наблюдал за нашей интервенцией. Иногда вставал и уходил куда-то. Тем временем на стенах, в пространстве и на бетонном полу появлялись абстрактная графика, портреты Людмилы Гурченко и Леонардо ди Каприо (празднующих в те дни свои именины), скульптуры/реди-мейды, имитирующие городской карго-культ, случайные фотографии. Также происходил пробный показ перформанса с синхронным чтением новостных лент. По завершении действия большинство участников выразило недовольство безвозмездным вмешательством в пространство обитания бездомного человека. Один из студентов впоследствии предпочел отказаться от дальнейшего участия в проекте и остался в позиции наблюдателя.

Третье действие проходило в формате зимней прогулки с обсуждением дальнейших планов. Невинное фланирование среди старых гаражей, протянувшихся между станциями метро «Черкизовская» и «Преображенская площадь», имело характер дилетантского исследования так называемой граффити-археологии. Гаражи и заборы в той местности покрыты рисунками и надписями, часть из которых можно было бы отнести к периоду конца девяностых–начала нулевых годов.

 

Проходное действие номер четыре

Несмотря на позиции, близкие к низовым инициативам, при работе непосредственно с галереей каждому было предложено несколько пошатнуть принципы сложившейся горизонтали и выступить в качестве куратора того или иного медиума. За перформативную часть отвечали Анна Белоусова и Мария Королева, за хепенинг с абсурдно-праздничным вернисажем Аврора Лоттон и Дмитрий Жильцов. Я же курировал звуковую часть, заключавшуюся в создании шумов для аудиоинсталляций. В рамках своей части работы я создал Телеграм-канал для участников выставки, в котором освещал проблемы индустриальной музыки, делился записями и манифестами.

Дальнейшая работа над аудиоконтентом заключалась в создании, а потом сведении в один трек множества полевых записей, сделанных каждым из участников в разных местах. В ходе дискуссии было утверждено пять тем, которые соответствовали пяти трекам. Так как активная подготовка четвертого действия велась с начала декабря, то одним из титульных треков стала запись первых пяти минут нового года. В новый 2019 год ровно в 00:00 часов несколько художников включили запись на диктофонах мобильных устройств и зафиксировали происходящее вокруг праздничного стола. Все они встречали Новый год в разных районах и городах. Но соединив потом наши голоса и окружающие шумы, мы смогли создать фантомную коммуникацию — иллюзию совместного присутствия. Этот трек впоследствии звучал из длинной, подвешенной к потолку на тросах железной трубы. Остальные можно было услышать при входе в галерею и из объектов, расставленных по ее периметру.

Также были сделаны полевые записи, отражающие остальной быт угнетенной креативной единицы: прекарный рабочий час, путь от дома до работы, очередь в супермаркете и концентрация на местности. Были и еще две записи, одна из которых — импровизация, сыгранная с помощью подручных предметов совместно с Филипповым во время подготовки к мероприятию на складе. Благодаря эху и возникающему внезапно грохоту она звучала немного громче остальных. В мастерской галереи между тем можно было услышать наши голоса, обсуждающие предшествовавшую проекту совместную деятельность, что роднит этот трек с формой художественной декламации spoken word.

some text
Мария Королева «Опасные киборги, ебанаты из будущего», перформанс,
«Проходные действия номер пять», 28 апреля 2019

Зрительное наполнение пространства галереи на тот момент — инсталляции из частично найденных на территории НИИДАРа объектов: двухметровой железной трубы, коробок, принесенных из ближайшей помойки (в которых мы вмонтировали колонки), рулона бумаги, вырезок из журнала про животных, перфокарт, упаковок от градусников и кассовых приборов. В организованной груде коробок в правом краю зала лежали электрогитара, китайский кларнет и оборудование для завершающего выступления. Экспликации и подписи к работам, как и во всех последующих действиях, отсутствовали, а вместо кураторского текста в сети был опубликован лишь список участников, притом некоторые из них участвовали лишь в обсуждении. Состав от действия к действию менялся, но список оставался прежним.

По центру одной из стен, пародируя картинный багет, висел рамочный каркас от ПВХ окна с вклеенной посередине цитатой из антикварного издания романа Станислава Пшибышевского:

«Хочешь видѣть мои картины? — Что же ты найдешь въ нихъ? Иди въ жизнь, — да, на улицу, — тамъ картины! Эта глупая мазня, этотъ жалкій изводъ красокъ, — къ чему онъ?..

Боже, къ чему это все!..»

Нарочитая абсурдность вернисажа обнаруживалась в зацикленности перформативных практик — торжественном периодическом перерезании красной ленты в разных секторах пространства. В повторявшемся каждые тридцать минут перформансе Анны Белоусовой и Марии Королевой «Фейсбук — это вирус», в котором все участники выстав ки расхаживали по залу, одновременно читая вслух со смартфонов свои ленты в соцсети facebook. Освещение, реагирующее на громкие звуки, нарушало темноту резкими эпилептическими всполохами, создавая образ тревожной мессы, в которой, возможно, воплотившиеся в телах аккаунты заклинали ускользающее искусство.

Завершало действие короткое шумовое выступление, сыгранное мною при помощи двух педалей гитарных эффектов, кларнета и кассетного плеера, в котором я прокручивал свои детские записи, сделанные моими родителями.

 

Проходное действие номер пять

В этом действии бетонный пол галереи от края до края был испещрен надписями мелом: «В полях же нет стен». А основные события происходили уже за ее пределами, в переулках между зданиями некогда значимого Научно-исследовательского института дальней радиосвязи (НИИДАР), производившего еще в середине прошлого века радиотехнические системы и военную технику.

Одним из ярких событий этого действия стал перформанс Марии Королевой «Опасные киборги, ебанаты из будущего». Художница изображала труп, лежа в мусорном мешке на действующей помойке НИИ, по которой даже в светлое время суток ползали крупные крысы и на которую выбрасывали отходы с ближайших пищевых производств. С наступлением ночи перформанс пришлось свернуть, так как активность крыс достигла пика, а портативное устройство с сигнализацией для их отпугивания было уже малоэффективно.

По рассказу Марии, идея перформанса пришла во время участия в выездной исследовательской школе «Деколонизация воображения», организованной журналом DOXA и киберфеминистским центром ЦПИК (Центр подключения интимных коммуникаций Лики Каревой). Во время пребывания в школе, в бессонные ночи, она читала книгу Ника Ланда о Батае «Жажда истребления» и почерпнула в ней идею восприятия своего тела как чужеродного, бренного объекта, являвшегося чем-то вроде упаковки для разума. Место проведения перформанса, предполагавшееся поначалу на приступке во внутреннем дворе НИИ, сместилось на помойку в связи со стиранием граней между символической ценой чувствования и  реальной ценой мусора. Переоценка была получена художницей впоследствии радикального неприятия ее чувств объектом любви.

Дальнейшая интервенция по территории НИИИДАРа воспринималась только следующей по обозначенной траектории экскурсионной группой. На ее пути встречались спрятанные реди-мейды, полуабстрактные граффити, критические надписи, ксероксная графика и скульптуры из листов металла, отсылавшие к Ричарду Серра.

В середине пути Федор Дубровин показал перформанс «11 метров 60 сантиметров», — забравшись на одно из зданий с аналогичной протяженностью, он вылил из ведра на землю синюю краску. В конце пути, вернувшись в галерею, художник показал заключительный перформанс «4 метра 60 сантиметров», в котором он, поднявшись на фальшстену, вылил воду на пол галереи.

В одной из захваченных художниками ремонтных подсобок по пути следования экскурсионной группы были обнаружены человеческие фигурки из скотча — работы Тихона Пенкина, напоминающие по своей форме куклы Вуду. Напротив одной из таких подсобок Абрам Ребров создал временную «Найденную галерею искусства» — убрав предбанник подсобного помещения, он представил экспозицию из найденных предметов — ржавых электродеталей и стройматериалов, разместив их на полках в качестве экспонатов.

Надписи «современный», туфли, выставленные как подарок случайному встречному, потерянный среди бетонных плит игрушечный барабан, приклеенная к забору афишеподобная графика, хореографические партитуры, нанесенные пастелью на асфальт, стихи и фотографии, висящие на стенде для стенгазет — все это выглядело привычной частью среды. И если бы «экскурсоводы» не привлекали к ним внимания, легко могли остаться незамеченными.

 

Проходное действие номер шесть

Для заключительного мероприятия была выбрана заброшенная игровая площадка на Преображенской площади. В этом действии произведения не мимикрировали под среду, но тонули в широком пространстве среди чужеродных объектов. Обыгрывалась метафора искусства как игры. Зрители-участники играли с мячом, забрасывая его в баскетбольное кольцо, перевязывали пространство от столба к столбу прозрачной пленкой, надевали на спиленные деревья свою одежду, занимались аэробикой и в итоге устроили пикник.

Последнее действие было коротким и завершилось как теплая встреча друзей, по своему формату отдаленно напоминавшая акции группы «Белорусский климат» и фестиваль «АртКлязьма».

Показывая жизнеспособность современного искусства не в производстве объектов, а в создании ситуаций, в каждодневной практике и коммуникации между художниками, «Проходные действия» как продолжающийся проект занимают свою нишу, находящуюся вдалеке от влиятельных институций, грандов, премий и биеннале.

Курс Филиппова длился в «Базе» не больше месяца, а «Проходные действия», продолжались  с октября 2018 по май 2019. Этот цикл мероприятий не является детищем «Базы», и нигде не указано, что это были студенческие выставки.

Вероятно, упоминание в этом тексте имен не имело смысла, так как «Проходные действия» на данный момент, — еще одна самоорганизация, принявшая вид лишенного авторства автономного организма. Кто знает, быть может в следующий раз «действия» появятся уже за пределами Москвы по инициативе других художников?

Поделиться

Статьи из других выпусков

№60 2005

Самодержавные сандвичи в Чернобыльской зоне

Продолжить чтение