Выпуск: №39 2001

Рубрика: Суждения

Coca-Cola is given to us by God

Coca-Cola is given to us by God

Владимир Сальников. Родился в 1948 г. в Чите. Художник и критик современного искусства, член Редакционного совета «ХЖ». Живет в Москве.

Иммунодефицит к попсе

У современного русского мыслителя есть одна особенность: он — малоопытен. Его долго держали в стерильном бараке. Оттого у него, как у чукчи, напрочь отсутствует иммунитет к болезням цивилизации, устойчивость к ее порокам. В сфере духовной сложилась та же ситуация, что на рынке секса. Если в советское время вы могли без больших опасений развлекаться со вся и всеми (что, несомненно, было частью советской массовой культуры), не беспокоясь ни о чем, кроме банальной гонореи, то реинтеграция в мировое сообщество принесла практикующему сексуалу множество неизвестных дотоле неприятностей в виде многочисленных инфекций и еще кучу всего, чего советское сообщество секс-активистов никак не ожидало встретить на пути воссоединения с собратьями по разуму на Западе. (Зато теперь у нас одна флора с международным сообществом.)

 

Два мира — две попсы

Однако речь не о том. Поэтому еще раз: на рынке мыслительном сложилась ситуация аналогичная положению на рынке любовных удовольствий (советский триппер потерялся среди инфекций западной массовой культуры). Наш интеллектуал оказался совершенно не подготовлен к встрече с этими достижениями духа. Оттого он перманентно хворает, что само по себе, конечно, не катастрофа. Печально, однако, что он не ведает о своих прекрасных болезнях (хотя когда-то он хорошо контролировал свое нездоровье, потому что болело). Напротив, сегодня мыслитель чувствует себя лучше, чем когда-либо, он в эйфории. Никогда еще перспективы не представлялись ему такими ясными... А страдает русский мыслепроизводитель западной попсой. Не то что я, упаси бог, против попсы, я сам ею питаюсь! Дело не в этом! Нравится тебе попса, употребляй ее сколько нравится и как хочешь, но не принимай ее за откровение свыше! Естественно, собрата не прет от «Иванушек Интернешнл», это удел простонародья, однако почти все, от чего интеллигенту хорошо, — не что иное, как попса. В том числе и вечные ценности тех, кто попсу презирает, потому что нетленности — часть советского культурного проекта, советского масс-культа. Большевики мнили себя хранителями и носителями здоровой европейской культуры, а массовую культуру третировали как декаданс, нечто низкопробное. Например, они настаивали на том, что песни великоросских и украинских крестьян — это здоровая народная культура, а неевропейские или низовые элементы в западной культуре, такие как негритянская музыка, ирландские польки, — дикарство и пошлость.

 

Внуки Адорно

Одно отступление. Совсем недавно я узнал о существовании в Европе публики, скептически относящейся к голливудскому кино, чего у нас, согласитесь, ожидать не приходится. Эта разборчивая публика -плод многолетней борьбы с массовой культурой разных там Адорно. Но так как мы все эти сражения уже проехали, пережили в советском варианте идеологической конфронтации, а на самом деле конфронтации попсе (два мира — два масс-культа), пока сидели за «Железным занавесом», то и вздыхать по этому поводу нечего! Ну нет у нашего мыслящего класса прививки против массовой культуры, ну и что!? Кто-то да выживет! Однако...

 

Политпопса

Смотрите, наш интеллектуал, несмотря на кивки в сторону разных серьезностей и элитарностей, питается исключительно попсой, и не в одной только сфере культуры. Ни во что серьезное он даже не заглядывает, а если и заглядывает, то выходить из этого контакта с высоким — редкая тоска, то, что несколько лет назад называли духовкой. Но что действительно достойно сожаления, так это то, что в вещах по-настоящему серьезных, например в области политической теории, экономики и еще во многих других сферах, он оказывается неожиданно наивен, если не сказать — глуп. И это вам не музычка какая-нибудь! Например, наш интеллектуал до сих пор считает развал собственного государства и уничтожение отечественной промышленности благом. Он верит в демократию, свободный рынок и их защитника США. Печально, но и за поучительные 90-е годы русский мыслитель не поумнел. Это показали митинги в защиту НТВ. Как можно было возвести в светочи свободы слова пиарщика Ельцина и взять на себя роль живого щита. Увидев на телевизионном экране Новодворскую, читающую стихи Евтушенко, я решил: раз эти люди не способны ничему научиться, то туда им и дорога, в те края, которыми их постоянно пугают правозащитники, куда точно — жизнь покажет!.. Нельзя же быть таким тупым! Реальность сурова!

 

Помни свой диагноз!

(Однако ругать массовую культуру в наше время смешно!) Не то чтобы интеллектуалы в других странах питаются чем-то иным, чем наши, нет, конечно, но они хотя бы осознают, что едят. Это очень важно. Опять же получается как в сексе. В наше время позволительно целоваться хоть с мытами, раз это вам так уж нравится. Если вы понимаете, что с вами происходит, вы — в порядке (знаете, какой у вас невроз). Но когда вы влюбляетесь в мышь, вам — конец!

С русским же интеллигентом (или околоинтеллигентом, затрудняюсь наименовать это сословие) дело обстоит не слишком хорошо. Он не только пользует лягушек, но еще и влюбляется в них: в Сахаровых, Ельциных, Горбачевых, Гайдаров, Пелевиных... (То же самое можно сказать и о философской попсе в лице французских постструктуралистов.) Его мнение создает НТВ, журналистам которого он верит больше, чем собственным родителям. Он убежден в том, что все это и есть настоящая элитарная культура политика, экономика. Одним словом, важно поставить диагноз.

Русский интеллектуал убежден, что «авторское кино» сделано специально для него. Хотя это — такая же коммерческая продукция, как ленты про копов. И все Феллини делали свои ленты для весьма многочисленного зрителя — буржуазии, в то время как про стрельбу производят для масс. Любое кино — попса, но для разного потребителя. Любое кино делается на большие деньги. Их никто не будет тратить на то, чтобы, как это было когда-то, горстка обделенных судьбой советских отщепенцев смогли просочиться на закрытый просмотр в Дом кино.

«-Вовочка, — сказала мне одна сообразительная молодая особа, когда я поделился с ней своими наблюдениями, — для совков кино было окном за границу, а западники живут здесь всегда». (Оставлю этот кусок незаконченным...)

 

Сиськи Мерилин Монро угробили СССР

Бедный социалистический реализм и вся советская культура, массовая в первую очередь, вместе со всей советской идеологией, со всеми советскими вождями почти сто лет боролись с западной попсой, со всякими джазами, «Тарзанами», «Серенадами солнечной долины», идеологически враждебным напитком «Кока-кола» (на зло которому они выбрали-таки «Пепси»), частью успешно, а последние три десятилетия безуспешно!.. Масса продукции, производимой мощностями советской массовой культуры, в рамках экономики ограниченного товарообмена (для нее типично отсутствие больших капиталовложений, неумение торговать, нежелание вступать в рыночное соревнование) не могла конкурировать с западной, американской, массовой культурой. Американская попса свалила советскую, Штаты — Совок. 1 июня 2001 года главной новостью на российском телевидении стало 75-летие Мерилин Монро.

 

Но попса возродит Россию

В результате мы все — по уши в западной попсе (которая, возможно, не слишком полезна для нас чисто генетически или климатически), она из нас уже через поры лезет. Собственно, западная попса и есть та самая универсальная культура, которую американцы создают для человечества. Даже то искусство, которым занимаемся мы, русские контемпорари-артисты, мнящие себя элитой, будучи частью западных арт-институций, на родине этих учреждений постепенно становится частью массовой культуры, превращается в очень прибыльное занятие. И хотя вся русская художественная интеллигенция начиная с Перестройки усиленно пыталась делать попсу, ничего хорошего пока не получилось. Скорее всего попса не так уж проста, как кажется на первый взгляд. Из русских (украинских) художников собачьим нюхом это по-настоящему распознал пока один только Олег Кулик да еще, может быть, «АЕСы». Но художники пока не в счет, это — перспектива для индустрии в явно коммерческих областях. Возможно, стать международным производителем попсы — наиболее радужная перспектива для нашей зашуганной Родины. Именно массовая культура вручает нации, сословию, региону, личности его образ, его идентичность. Поэтому важно фабриковать их самим. Пятнадцать лет назад Советскому Союзу всучили образ «Верхней Вольты с ракетами» и бедолага трансформировался в этот образ. Россию создаст попса, кино и телевидение, как когда-то кино создало СССР и США. Существование Америки поддерживает не доллар, а попса, миф о $, свободе, возможностях. Попса есть не только товар, развлечение, но и, как говорили когда-то, — идеологический продукт. Вспомним успешность советского кинематографа за рубежом. Но и тогда для того, чтобы завалить мир своей масс-культовой продукцией, нужны были деньги. Русская попса и есть та информационная продукция, средства развлечения, которые могут сделаться вывозным товаром. Кстати, став интернациональной попсой, Кулик перестал торговать образом русского недочеловека, но общечеловеческим — эротическими мечтами. Однако тут организация нужна, структуры, вложения, банки, агрессивная рыночная политика, опыт, etc.

Поделиться

Статьи из других выпусков

Продолжить чтение