Выпуск: №37-38 2001

Рубрика: События

Бедная южнорусская ностальгия

Бедная южнорусская ностальгия

Анна Матвеева. Родилась в Ленинграде в 1975 году. Художественный критик, переводчик, куратор. Живет в Санкт-Петербурге.

19.10.00-10.12.00
Проект галереи Марата Гельмана «Искусство против географии», «Южнорусскаяволна», «Ностальгия», «Бедное искусство», Государственный русский музей (мраморный дворец), С-Петербург

Три выставки, одновременно открывшиеся в Мраморном дворце, — «Южнорусская волна», «Бедное искусство» и «Ностальгия» — вполне заслуживают традиционного искусствоведческого рассмотрения с разбором представленных произведений, участвующих авторов, кураторского выбора и экспозиционных ходов. Они действительно хорошо собраны, интересны и, что важнее, продуктивны, то есть они способны открыть направления рефлексии, которые без них не открылись бы, и инициировать разговор о материях чисто художественных, которые без них не были бы столь наглядны. Есть здесь и проблематика медиа, и «второе пришествие» живописи, казалось бы надежно похороненной еще в 80-е, и поиск идентичности московского искусства после концептуализма, и еще много чего. Однако все это меркнет в блеске фразы «Гельман в Русском музее», в результате чего событие моментально переходит из художественной плоскости в политическую.

Частные коллекции в ГРМ выставлялись неоднократно — взять хотя бы коллекцию Петера и Ирены Людвиг в Мраморном дворце, в «родных» залах которого и разместилась экспозиция «Искусство против географии». Однако впервые Русский музей выставляет проект другой действующей институции, притом проект огромный — он состоит из семи выставок, которые должны за ближайшие три года объехать всю Россию. Правда, никто не пытается воспринимать галерею Гельмана как институцию корпоративного характера, а воспринимают ее строго персонально, полностью отождествляя с владельцем. Вне сферы его непосредственного присутствия у галереи нет ни истории, ни деловых связей, ни даже четкой структуры. «Искусство против географии» в Русском — это, конечно, выставка работ самого Марата Гельмана, она же — новый личный проект in process. Завершения его мы еще не видели, но ориентиры его движения не составляют тайны. Трехгодичное выставочное турне по провинции должно служить, прежде всего, возгонке статуса актуального искусства, повышению его респектабельности в российской табели о рангах культуры. (При том, что официальное понимание культуры у нас остается строго консервативным, освободить широкую публику и, главное, культурные власти от комплекса подозрительности по отношению к современному искусству можно, лишь показав его как нечто достойное консервации, достойное архива, — поэтому партнеры проекта во всех регионах сплошь музеи, ни одного выставочного комплекса или коммерческого зала, все площадки, с точки зрения вечности, стопроцентно кошерны.) Надо думать, речь идет и о написании (переписании) истории искусства 90-х в России, то есть о его реальной архивации. Подозреваю, что проект преследует и личные цели галериста — возгонку собственного рейтинга путем полноправного партнерства с государственными музеями; хотелось бы надеяться, что этот прецедент сможет повлиять на повышение статуса частной инициативы вообще, а не только личной авантюры конкретного человека, но это, к сожалению, вряд ли получится.

Теперь о другой стороне этого союза — о принимающей. «Искусство против географии» — замысел строго централизованный: столичный свет озаряет провинции. Петербург, хотя и вправду провинциализируется со страшной скоростью, провинциальный статус обычно с негодованием отметает, но на сей раз он (в лице ГРМ) его смиренно подтвердил. Провинция тем и отличается от метрополии, что не владеет собственными политическими полномочиями (а это значит, не имеет своей моды и не пишет своей истории, то есть находится вне зоны актуальности), делегируя их центру. Предоставив Мраморный дворец под проект «Искусство против географии», который есть не что иное, как культурная политика в действии, Русский музей тем самым неизбежно отказывается от ведения собственной политики — по крайней мере в том виде, на котором он вроде бы до сих пор настаивал. Автоматически он соглашается с отправными точками этого проекта, его политической платформой (в том числе и с предлагаемой им историей искусства 90-х). Ничего дурного в этом нет. Но в этом надо отдавать себе отчет.

Поделиться

Статьи из других выпусков

№86-87 2012

Похвала неудаче. Попытки осмысления модернистской архитектуры в постсоветской России

Продолжить чтение