Выпуск: №37-38 2001

Рубрика: События

«Открытое море»...

«Открытое море»...

Георгий Литичевский. Родился в 1956 году в Днепропетровске. Художник, художественный критик. Член редакции «ХЖ». Живет в Москве и Берлине.

15.10.00-15. 11.00
«Открытое море» (1-я часть). «Белая башня, красная площадь»
Салоники, морской порт, сухогруз «Волгобалт 237»;
Французский институт, Греция

В искусстве вошли в моду гонения на географию. Лейдерман еще в 1994 году внес ее в список запрещенных тем Последний мегапроект Гельмана в Русском музее называется «Искусство против географии». И все-таки землеописательные мотивы не окончательно изгнаны из современного искусства. Тенденция, столь ярко заявившая о себе в проекте «Москва — Третий Рим» в 1989 году, все еще жива в современном русском искусстве. Одно из ее последних проявлений — выставка русских художников в греческих Салониках

В средние века Салоники из-за влиятельной еврейской общины назывались «малым Иерусалимом». Но более распространенный nickname — Симвасилеуса (буквально — «со-правигельница»), то есть «вторая столица», «второй Константинополь». А Константинополь — это новый Рим, т. е. родственник, двойник Москвы И Рима. А Рим — это новая Троя. И в него троянцы приплыли на корабле

Выставка русских художников в Салониках тоже проходила на корабле -русском сухогрузе «Волгобалт 237», арестованном в салоникском порту уже почти 2 года назад за неуплату долгов На корабле живет капитан, Александр Владимирович Калинин, два члена команды и несколько родственников Корабль уже давно превратился в неформальный центр русской культуры, во всяком случае — в место встреч многообразной постсоветской диаспоры Место проведения выставки выбрал Ричард Уитлок, художник и преподаватель Французского института в Салониках, кстати, спонсора выставки.

Куратором с московской стороны были Мария Тсантсаноглу, филолог, специалист по русскому футуризму. Приглашенные ею художники соорудили на корабле свои инсталляции.

Ира Валвдрон представила видеоинсталляцию «Женщина на корабле». В ее работе географический аспект искусства сочетается с проблематикой идентичности художника: индивидуальные перемещения в пространстве искусства, которое уже само по себе подвижно и неустойчиво.

Инсталляция А. Филиппова «Каталепсия» — остолбеневший Геракл на двух стульях Бывший аргонавт повержен ниц, «Арго» не стало, осталось лишь открытое море неизвестности

«Песнь корабля» сочинил Никита Алексеев В ней около сотни строк Каждую строку в переводе на греческий Никита нацарапал на небольшом зеркале, а все зеркала со словами песни разложил по поверхности ржаво-оранжевой палубы Голубое эгейское небо очень эффектно в них отражалось

Инсталляция Г. Литичевского (автора этих строк) представляла собой два ряда сшитых самим художником тельняшек, закрепленных на Т-образных шестах, расположенных по обоим бортам корабля. Вместо обычных полос тельняшки были расписаны голубыми линейными древнегреческими и минойскими орнаментами. Это своего рода застывшее дефиле направлялось двумя шеренгами к безусловно самой выдающейся инсталляции, расположенной на передней части палубы и сооруженной К Звездочетовым. Ее название — «Не жалейте флагов» — позаимствовано у одноименного романа Ивлина Во. Ее основной элемент — три башни, сваренные из бочек от горючего, обозначали, по-видимому, палубу арестованного корабля как неприкосновенную территорию России. Их величина и мощь, а также высота флагштоков с развевающимися на них флагами военно-воздушных сил, андреевским и гипотетически российским — красным с желтым двуглавым орлом — должны были, очевидно, сделать незаметным маленький греческий флаг — флаг «удерживающей» страны, установленный на самом носу. Впрочем, в этом не было вызова: художник повесил на одной из соседних мачт также желтый с черным бицефалом флаг православия — такие развеваются в Салониках по всему городу перед каждым храмом

Была еще инсгалляция-инскрипция «гостя» выставки Ю. Альберта. На языке морских флагов сообщалось: «Вы в опасной зоне» или «Я ничего не понимаю в современном искусстве». Другим гостем выставки был Ф. Богдалов, автор единственного живописного произведения «Открытое море», на котором из черного малевичевского квадрата выглядывает полоска ультрамарина. Впрочем, это произведение показывалось не на корабле, а на параллельной выставке, сначала в выставочном зале порта, а затем — во Французском институте. На этой же параллельной выставке были представлены объекты, графика и фото тех же художников, которые выставлялись на корабле.

Открытие было сопряжено с трагической гибелью нескольких греческих кораблей, происшедшей накануне, и сопровождалось поэтому некоторой остротой ощущений. Массовый доступ на «Волгобалт» был запрещен начальником порта. Но, тем не менее, несколько сот посетителей успели побывать на художественно оформленной палубе прежде, чем администрация порта выслала специальную охрану. Под звуки советской патриотической и КСП-шной музыки, звукооперируемой К Звездочетовым, многие даже танцевали. Большинство зеркал Алексеева были раздавлены. Так что искусство и публика были достаточно интерактивны Поток посетителей еще долго не иссякали после открытия. Электротехник Слава охотно день за днем проводил экскурсии. Многие приходили просто помедитировать.

Однако какие-либо выводы делать рано. Это ведь только первая часть международного проекта. Нужно дождаться второй его части — «Красная площадь» — с участием греческих художников, которая пройдет уже в Москве.

Поделиться

Статьи из других выпусков

№16 1997

Русские художники в Кёльне. Из истории последней волны русской (э)-миграции

Продолжить чтение