Выпуск: №33 2000

Художественный журнал №33Художественный журнал
№33 Регионы

Авторы:

Кендел Гирс, Базон Брок, Светлана Мартынчик, Дмитрий Виленский, Александр Ложкин, Константин Скотников, Маша Юфа, Анна и Михаил Разуваевы, Джамиля Дагирова, Ирина Базилева, Георгий Литичевский, Татьяна Минсафина, Татьяна Чирикова, Аркадий Пыльный, Владимир Сальников, Виктор Мизиано, Борис Орлов, Виталий Пацюков, Владимир Сальников, Виктор Кирхмайер, Виктор Кирхмайер, Андрей Фоменко, Богдан Мамонов, Елизавета Морозова, Вадим Руднев, Андрей Фоменко, Светлана Веселова, Александр Петровичев

Авторы:

Кендел Гирс
Комикс Кто куда

Недавно столица узнала, что вирус современного искусства проник в самые дальние российские уголки, разрушив «давно устоявшееся мнение, что актуальное искусство в провинции невозможно» (А. Пыльный). Выяснилось, что оно существует от Пензы до Владивостока, от Ижевска до Махачкалы. Можно ли говорить сегодня о некоем общем явлении — российском провинциальном искусстве, спаянном неким типологическим родством?

Общее, впрочем, бросается в глаза. Так, почти все фигуранты провинциальной художественной жизни, где бы они ни находились — среди «бесконечной равнины сибирских степей и бесконечно серого бетона панелей степных городов» (К. Скотников) или же «в краю шести тысяч озер и лесов, измеряемых тысячами километров» (М. Юфа), задают себе один и тот же вопрос: «Откуда вообще берутся в провинции актуальные художники?» (С. Мартынчик). Окружающая их жизнь представляется консервативной и косной, эдакий «заповедник, парк советского периода» (М. Юфа). Поэтому художники здесь «инопланетяне» (М. Юфа), «одинокие воины в безрадостном информационном поле; пресноводные рыбы в морской воде; островитяне, оснащенные собственным компактным переносным необитаемым островом», или даже «архептериксы» (А. Пыльный). Впрочем, круг этих людей столь узок, что «провинциальное «мы»... тождественно «я» (С. Мартынчик). А потому в провинции у этого искусства нет и публики, оно «делается друг для друга, для товарищей, жен, мам, пап, бабушек и однокурсников» (А. Ложкин). Наконец, почти везде «изоляция заставляет самих художников заниматься созданием», а точнее, имитацией «инфраструктуры contemporary art» (А. Ложкин), они «создают собственный художественный контекст — самодельный, порой причудливый, почти всегда неадекватный» (С. Мартынчик). Ко всему прочему «в маргинальных регионах жизнь... не современная, а раннекапиталистическая, феодальная или первобытно-общинная, поэтому... в эпоху западного постмодернизма у себя в регионе художник является своеобразным авангардистом или модернистом» (К. Скотников). Поэтому часто узкое художественное сообщество старается пристроиться к какой-то иной, более широкой общности: так, в 80-х «современное искусство стало одной из разновидностей молодежной контркультуры» (С. Мартынчик), а сегодня оно становится частью «артифицированной машины молодежной культуры» (А. Пыльный). Наконец, характерно и то, что провинциальный «художник жив архаическим мифом о столице как «волшебном месте» или даже «волшебном источнике» ...Столица — это место, где его «поймут» и «оценят», после чего дадут денег и оставят жить» (С. Мартынчик).

Впрочем, «наша фатальная, тотальная, поголовная, очевидная ненужность — популярная тема не только в провинции, но и в столице» (С. Мартынчик). То, как самоопределяют себя провинциалы перед лицом Столицы, аналогично тому, как сама столица определяет себя перед лицом Запада. Более того, точные аналогии этих определений мы встречаем во всем мире — причем не только на периферии — в Восточной Европе или Африке (К. Гире), но и на вожделенном Западе. «Европейский арт-рынок, при всех очевидных чертах глобализации... остается во многих своих проявлениях локальным явлением. За исключением сотни модных имен, остальные художники, институции, критики существуют в рамках локальных культурных гетто... Любое арт-сообщество существует в естественном режиме локального самоудовлетворения» (Д. Виленский). Кроме того, высокие умы уверяют нас, что центра нет вообще и что глобальная культура есть совокупность культур региональных. А потому прогрессивно ныне «подавать пример преодоления гомогенности культурного пространства, понимания культуры как единого целого. Все новое рождается... из перманентной необходимости осуществлять обмен между различными регионами, менталитетами и языками... Европа может существовать лишь как Европа множества центров» (Б. Брок). А потому даже из русской глубинки раздаются девизы «художественного сепаратизма»: «Мимо Москвы! Мимо Нью-Йорка!» (К. Скотников). В самом деле, «все, что может произойти, происходит в маленьких городах...» (А. и М. Разуваевы).

 

МОСКВА. СЕНТЯБРЬ 2000

Комикс Кто кудаКомикс Кто куда
Поделиться

Продолжить чтение