Выпуск: №32 2000

Рубрика: Проекты

«Роясь в сегодняшнем окаменевшем говне...»

«Роясь в сегодняшнем окаменевшем говне...»

Владимир Сальников. Родился в 1948 г. в Чите. Художник и критик современного искусства, член Редакционного совета «ХЖ». Живет в Москве.

Тематические альманахи Ларисы Кашук — самое безумное искусствоведческое (если его так можно назвать), социологическое, архивное, артистическое мероприятие 90-х. Во всех отношениях они — абсолютная самодеятельность. Их внешний вид ужасен. Разноцветные страницы. Почему автор серии (дез)ориентировался на безобразные литографские книжонки футуристов, а не на передовые технологии, непонятно: всех участников заставляют в обязательном порядке писать свои опусы от руки в то время, как большинство из них уже разучилось делать это. Ведь футуристические брошюры были созданы вовсе не для чтения, но от избытка чувств, карьерной нахрапистости и молодой энергии; а косца настало время вменяемости и пришла пора создавать предметы для пользования, футуристы стали конструктивистами, производственниками, начали проектировать и издавать действительно замечательные книги и журналы.

Но у Ларисы Кашук полная живописная неразбериха — «бой в Крыму, все в дыму, ничего не видно» — в манере начинающего живописца, который так увлечен делом, что даже и в обществе появляется перемазанным краской, следы красок у него и на одежде, и на руках, и на лице, и даже внутри, в душе, ибо пишет он не одними только руками, но всем существом, подобно тому как любовник любит всем своим организмом сразу, а не одними только органами репродукции. Его энтузиастическое рвение пока еще хаотично и ценно только для самого живописца, а процесс живописания приносит наслаждение, рождает экстазы, совершенно оргаистические, лишь ему одному. Но, «я люблю писать», — говорит он, так же, как любовник, с чувством превосходства над оргазмооставленным человечеством, утверждает: «Я люблю совокупляться». «Я люблю издавать», — говорит Лариса Кашук, обрушивая на нас живописные стопки своего визуального хаоса.

В нем царит совершенная дизайнерская разруха — в смысле того, что собой представляет книга как потребительский предмет, как машина для чтения, изобретенная отнюдь не нами и когда-то даже представлявшаяся русским художникам и теоретикам книги живым организмом, с которым, как с любым существом, невозможно производить опыты, приводящие к его ущербу и гибели. Издатель же ничего не знает о твари, над которой проводит свои жестокие опыты, он, кажется, даже не понимает, что это тоже живое существо, что оно страдает и может умереть! — нет, издателя разбирает совсем детский энтузиазм исследователя и экспериментатора. Он наслаждается своей лихостью, когда меняет местами органы; он — новатор, академик Павлов, будетлянин, и потому ему (ей) море по колено (слава Богу, что издатель пока еще не вклеивает обложек в середину блока!).

Однако в этих кучах мусора теплится жизнь, подобно тому, как теплится жизнь в помойных ведрах, мусорных ящиках и особенно на больших городских свалках, которые есть целые континенты отходов. Ведь вся эта серия — реальный trash-art, а не какая-то выдумка эстета или недоумка и неумехи, маскирующего свою убогость под помоечность. Все мы, участники сборников, писатели, считающие себя художниками, рассажены в алфавитном порядке по кучам мусора, как бомжи, — не смоешься: если проигнорируешь одно издание — значит, ты заболел, если тебя нет в нескольких подряд — значит, ты умер, если вообще ничего не писал, то не существовал никогда. Бюрократия. Да и для чего еще нужна письменность, как не для учета расходов и доходов, долгов, налогов, контроля за сачками, увиливающими от налогов, за беглецами, отмывателями денег, офшорниками, а главное — просто за смирными обывателями, доить которых куда как безопаснее, чем олигархов. Одним словом, раз не было тебя на учете в тематических подборках Ларисы Кашук, то и не было в XX веке в России такого художника. Не пришел два раза за миской бесплатного супа, и тебя вычеркнули. Потому что никому-то русские художники у нас не нужны, кроме как Ларисе Кашук И вот тогда, когда все базы данных будут давно уничтожены, — как у нас, так и на благословенном Западе, — но тогда, когда у нас снова появятся культура, искусство, — тогда культурные люди, зрители, найдут в книжном хранилище Ларисины тома и обнаружат высказывания художников, их фотографии, просто их имена. И какая-нибудь старательная девочка с отделения истории искусства МГУ вдруг да заинтересуется банальным или экзотическим высказыванием художника и сделает его классиком, таким же, как... (а вот классика придумайте себе сами!).

Примечание: сборники Ларисы Кашук — это подборки высказываний художников на темы, которые составитель и издатель считает важными. Большинство высказываний написаны от руки, ксерокопированы и сброшюрованы. К каждому тексту присовокуплена фотография автора.

Поделиться

Статьи из других выпусков

№75-76 2010

«На заборе что написано? А за ним дрова»: О выставке Кирилла Мамонова в ГТГ

Продолжить чтение