Выпуск: №30-31 2000

Рубрика: Текст художника

Манифест Ковылиной Лены «Красный чулок»

Манифест Ковылиной Лены «Красный чулок»

Елена Ковылина. «Гнездо», перформанс, Цюрих, 1997

Елена Ковылина. Родилась в 1971 г. в Москве. Художник. Окончила МХУ памяти 1905 г., училась в Суриковском институте (Москва), Kunst und Medien F+F Schule (Цюрих), в школе «Новые художественные стратегии» (Москва), HDK (Берлин). Живет в Москве и Берлине.

ХУДОЖНИЦЫ! Не боритесь с девушками внутри себя!
ДЕВУШКИ! Не боритесь с художницами внутри себя!

Если вы работаете как художница с феминистским дискурсом, то скорее всего вы проецируете ваши образы на туман или на дым или проекция неразличима при оставленном свете в зале. Но и зала тоже может не быть; или быть, но в нем будет только два человека, один из которых спит, а другой окажется слепым, и тот, кто придет к концу презентации, все равно ничего не поймет.

Но не огорчайтесь, говорящего услышат. Если не услышат, то вы визжите — раздражающим, тонким и высоким криком.

Иногда может возникнуть эффектная картинка, ускользающая от постороннего взгляда и доступная только вашему собственному, пристальному. Вы работаете с пересечениями, отражениями мужских и женских взглядов — и все равно скорее с условностями и категориями, чем с реальными отображениями существующего положения дел. Это и есть ваша параллельная реальность, ее можно отразить только на зыбкой основе, т. к вас нет, вы не существуете, как сказал Лакан.

Если вы ищете различия между мужским и женским не в физиологическом, то вряд ли это сохранит актуальность в эпоху, когда будет создан искусственный разум, не имеющий пола. Для того чтобы упразднить оппозицию мужское/женское в реальности, нужно ввести альтернативную человеку сущность. Такое желание скорее продиктовано вашими фрустрациями и неспособностью заглянуть в будущее, чем объективной необходимостью решать подобные вопросы.

В феминизме как явлении скоро отпадет необходимость — точно так же, как не будет существовать человека в его сегодняшнем понимании. Женская депрессия, истерика и все, что связано с понятием женской субъект-ности, слишком эмоционально, чтобы оставался зазор между опытом и возможностью рефлексии над ним. Трансформация импульсов, получаемых из внешнего опыта жизни, подразумевает серьезную аналитическую работу и холодное трезвое мышление, которое несовместимо с перманентным пребыванием то в истерике, то в депрессии. Но эта особенность дает вам возможность ощутить первичные докультурные элементы. Категории, к которым апеллируют феминистские авторы, с трудом реализуемы в границах привычного культурного багажа, а также в границах существующего общества, поэтому такие формы феминизма, призывающие к изоляции и автономии женщины, являются утопией.

Если вы вдруг задумались о глобальных преобразованиях культуры, поиске языка, адекватного женской ментальности, то вам придется переселиться на необитаемый остров и создать оффшорную зону женской культуры. Вы обречены на вечное движение по лабиринту: сделав несколько шагов, вынуждены искать новое направление либо варьировать старое, останавливаясь, автоматически воспроизводить повтор. Как вы думаете, где вы найдете вашу территорию? Она не здесь, не на земле, не в границах вашего тела, тем более не в детской, и не на кухне, и не в Интернете, — эта территория везде, где есть возможность ускользания, она не в материальном и вещественном мире — она НЕ-ЗДЕСЬ.

В чем различие между искусством, сделанным Женщиной, и искусством, называющим себя феминистским? Феминистское искусство социально ангажировано, это всегда экшн, событие. В уязвимости и слабости ситуации ищите привилегии вашей позиции: легко создать свои ориентиры там, где они с трудом различимы. Но одновременно опасайтесь плотного слияния с актуальными общественными проблемами, угрожающими потерей дистанции, так необходимой для анализа и контроля над собственными действиями и стратегией. Художественные и формальные вопросы нивелируются перед вполне понятным желанием донести свой голос до широкой аудитории. Поэтому оправданны обращения к средствам массовой информации: газетные акции в желтой прессе и выступления в передаче «Про это, с одной стороны, могут показаться опошлением художественных идей, но с другой — являться попыткой найти диалог с поп-культурой. Давайте как можно больше абсурдных интервью эротическим и религиозным изданиям, научно-популярным, революционным, выступайте с протестами в политических изданиях, и тогда вас не будет, т. к за тотальным конформизмом вы растворитесь. Но можно игнорировать даже это, тогда вы просто двигайтесь, производите телодвижения — это наиболее аутентичный язык, отражающий вашу сущность.

В России наиболее адекватными средствами художественной репрезентации являются акционизм и перформанс — жанры наиболее оперативные, не требующие ни особых материальных, ни временных вложений, способные быстро и точно реагировать на ситуацию, после которых ничего не остается, кроме документации и косвенных улик, следов. И это отсутствие вещественного продукта создает вокруг себя пространство, наполняемое мифами, домыслами, позволяющими произведению бесконечно трансформироваться в памяти и в восприятии, оставаться в истории в форме рассказа, наполняемого в зависимости от времени новыми значениями. Материальные объекты подвержены старению во всех смыслах. Это всегда документы, свидетельствующие против своего создателя. То, что было когда-то модным и актуальным, может показаться сегодня смешным и наивным. Основным изобразительным средством является корпус, тело, в случае когда его делает женщина, — тело женское. Перформанс — картина, творимая процессуально и телесно — напрямую транслирует особенности женского взгляда: тело — как идеальный посредник через движение, жест — аутентично отображает внутренний субъективный мир женщины. «Ich bin Bild — ich bin Abbild. Ich bin Objekt — ich bin Subjekt» (M. Абрамович). Тело, трансформированное в перформансе как арт-тело, оказывается одновременно образом Изображением, внутренним и внешним, объектом и субъектом восприятия. Тело — неуловимое средство невербальной коммуникации — самое лучшее из средств, которыми вы располагаете.

Но если вы хотите, чтобы вас боялись, а с вашим мнением считались, — объединяйтесь в женские союзы имени Красного чулка. Брутальной агрессии женского, разрушительной энергии подруг трудно что-либо противопоставить. Устраивайте антивоенные выставки, организуйте забастовки операционисток в банках или сажайте цветочки на автобане, вышивайте крестиком мужские брюки, бейте посуду, пылесосьте газоны напротив Центральной биржи... и вы найдете пути выхода искусства, общества и цивилизации из кризиса, в котором они перманентно пребывают.

 

23.03.2000

Поделиться

Статьи из других выпусков

№50 2003

Зачем нам нужно новое поколение художников и что мы должны сделать, чтобы оно появилось?

Продолжить чтение