Выпуск: №89 2013

Рубрика: Текст художника

Что я здесь делаю?!

Что я здесь делаю?!

Материал проиллюстрирован фотографиями и видеокадрами из проектов Алины Гуткиной разных лет

Алина Гуткина. Родилась в 1985 году в Москве. Художник. Живет в Москве.

Реальность является константой только потому, что такой ее устанавливаю я как художник.

Моя задача — обнаружить и подчеркнуть разрыв между реальностью, являющейся константой для зрителя, и мной как константой новой реальности.

Художник знает пространство таким, каким решил его видеть и знать. Система существует только силой веры в нее. Пока ты уверен — она есть.

Когда ты смотришь глубже, то понимаешь, что ничего нет, кроме тебя как сути.

Любое мироощущение создает разрыв. Ты можешь определить его только в момент своего исчезновения.

***

some text

Субкультура как замкнутая экосистема состоит из множества связей, осуществляющих обмен веществом и энергией между живыми организмами. Обрести себя в ней сегодня практически невозможно. Ты так или иначе должен состоять в некой группе единомышленников, дающих тебе живое присутствие и реальное время. Надевая на себя определенную униформу, ты представляешь свою группу. Ты как один за всех совершаешь радикальный жест. Ты — презентация движения.

Сопротивление, которое закладывается в тебя субкультурой, — это прежде всего сосредоточенность субъекта на себе самом как на примере совершенно антисистемного поведения в общем смысле.

Квартира или студия, где идет запись, клуб, где идет выступление, интернет, куда выкладывается материал, превращаются в зоны трансляции «опасного» поведения. Причем речь здесь не идет о политическом протесте или каком-либо призыве. Это гораздо глубже и серьезнее: неуловимое программирование поведения определенными паттернами всего лишь одним исполнителем (за которым, как уже было сказано, стоит целая группа). Стиль общения, построение фраз и смыслов конструируют реальность внимающего.

Музыка имеет огромный потенциал программирования, когда речь идет об уличной субкультуре как религии.

Как шансон закреплен в нашем сознании за определенной аудиторией, так и рэп за реплен за определенной социальной прослойкой. Огромный процент тем для рэпа лежит вне закона. Так было не всегда, но, пожалуй, именно за последние лет десять это приобретает характер индикатора.

***

Поэзия улиц, но не Столешникова переулка или Театрального проезда, а улиц, на которых ты вырос и встретишь свой конец, если «не поднимешься». Это улица, на которой у тебя расчерчен маршрут с самого начала, та, на которой ты ориентируешься как на военном поле.

some text

Мои герои знают коды от подъездов почти всех важных домов на своем районе. Это подъезды, в которых тепло и открывается неплохой вид с лестничной клетки. Внутри ты чувствуешь себя безопасно.

Выбор поведения и внешнего облика напрямую связан с понятием безопасности, которое подразумевает возможность самостоятельно и свободно выбирать и осуществлять свою стратегию развития, духовного и социально-экономического.

В спальном районе представитель уличной субкультуры знает, как избежать давления и вмешательства извне. Его этому обучает сама культура, которая своей сутью готовит человека к самым неожиданным поворотам и психологически настраивает к преодолению.

Это реально только в местах постоянного нахождения, а значит, в известных и изученных пространствах, а также в специально выстроенных площадках для позиционирования.

Выпадая в совершенно другое пространство, человек вынужден радикализироваться. В одном разговоре мой товарищ доказывал, что ему проще выступать (читать рэп) в подвале, чем в центре Москвы и с хорошим гонораром. Он объяснил это тем, что правильная публика готова воспринимать только в «своих» местах, и оправдал нежеланием все время думать «что я здесь делаю?!».

Поделиться

Статьи из других выпусков

№91 2013

Вы называли меня мужчиной? Значит, вам придется меня выслушать

Продолжить чтение