Выпуск: №24 1999

Свидетельства
ШумДеян Стретенович

Рубрика: События

Критическая тавтология, или Критика тавтологии

Критическая тавтология, или Критика тавтологии

Анатолий Осмоловский. Родился в 1969 году в Москве. Художник. Живет в Москве.

Татьяна Хэнгстлер дебютировала на московской сцене в 1994 году в известной московской галерее «Риджина». Ее работа заключалась в экспонировании на стенах галереи фотографий трехсот московских ларьков, подобранных с необычайной тщательностью и дотошностью. Ларек — это компактная торговая точка в виде небольшого домика. Отсутствие в Москве развитой сети торговых предприятий заставляла предприимчивых торговцев сооружать эти ларьки с необычайной поспешностью, не заботясь об их дизайне и даже функциональности. Эта коллекция из трехсот фотографий стала скандальным памятником русской неряшливости и дурного вкуса.

Новая работа 1998 года, которую художница решила осуществить в США, называется Flash Art. Татьяна утверждает, что Flash Art — это название жанра, нового подвида перформанса, главной отличительной особенностью которого можно назвать одновременно сочетающуюся быстротечность и абсурдистскую незначительность. Естественно, претензия на открытие нового жанра искусства в конце XX века носит откровенно юмористический характер. Недаром Flash Art — это название известного международного художественного журнала, издающегося в Италии, который в последнее время стал пропагандистом самого рискованного, скандального и быстродействующего искусства. Отказ от исторических амбиций, ставка на модность и лег-коусвояемость, пусть даже и вызывающую отрицательные эмоции, — все это стало или становится новой тенденцией выживания искусства в современном, насквозь прагматизированном мире. В этом смысле перформанс Татьяны Flash Art, на мой взгляд, эмблематичен. Как и любое быстродействующие искусство, рассчитанное на мгновенную коммуникацию, он прежде всего работает с контекстом ожиданий, подвергая его бескомпромиссной критике.

Итак: русская художница приезжает в США, живет в этой стране несколько месяцев для того, чтобы по новым впечатлениям сделать работу. Естественно, как и любой художник из большой, опасной и загадочной страны, она попадает в контекст ожиданий американской публики. От русского художника могут ждать либо чего-то брутального, до крайности плоского, либо чего-то невнятного, малопонятного, рассчитанного на долгое объяснение. Конечно, сам гость также обладает стереотипным восприятием американцев. В России стандартный образ гражданина США связан с чрезвычайно самонадеянным, но крайне поверхностным и в общем-то малокультурным человеком (в случае с американским интеллектуалом малокультурность может быть заменена на более мягкую неинформированность). Эти два вектора ожиданий создают поле для работы современного художника. Художник должен переиграть не только потенциальную публику, создав что-то, разрушающее этот контекст, но и, что самое важное, самого себя, преодолев свой собственный далекий от реальности образ потребителя своей работы.

Замысел Хэнгстлер концептуально прост, но крайне труден при исполнении. Приехав в США, она хотела бы... помахать американским флагом. Сложность реализации этого замысла я вижу прежде всего в создании необходимых условий репрезентации. Ведь этот жест сработает только при условии максимального внимания публики. Художник должен проделать громадную предварительную работу по возбуждению интереса к собственной репрезентации. Только максимальный интерес, направленный на банальный и тавтологичный жест, произведет взрывной эффект удивления, сломает традиционное, устоявшиеся восприятие. Интерес — 90 процентов успеха замысла. Далее уже не так важно, как произойдет выход артиста на сцену: споткнется ли он или пройдет твердым шагом -любой из вероятных сценариев может быть интерпретирован позитивно.

В данном вопросе максимально заострена основная слабость (или сила?) современного искусства — обязательный интерес аудитории. Налицо критика функции искусства и его места в обществе. О чем идет речь? Несколько десятков неглупых людей собрались для того, чтобы в стотысячный раз увидеть американский флаг? Неужели со времен Дюшана ничего не изменилось и реди-мэйд необходимо повторять снова и снова, привлекая на этот раз уже интенсивность собственного тела? Но, с другой стороны, может быть, именно этот жест наиболее уместен в современной социокультурной ситуации? Ведь ничего, кроме американского флага, в мире уже не осталось. Не правда ли? Впрочем, саркастический оттенок данного перформанса не очевиден, его можно понять и в апологетическом ключе: да здравствуют США — страна неограниченных возможностей и подлинной свободы! Эта очевидная двойственность современного искусства берет свое начало со времен поп-арта. Для критически мыслящего интеллектуала американский поп-арт до сих пор остается загадкой. Что это — прославление Америки или ее критика методом тавтологии, удвоения? Одна из самых известных поп-артистских работ «Американский флаг» Джаспера Джонса вряд ли дает однозначный ответ. На мой взгляд, открытость к взаимоисключающим интерпретациям — это способ отстоять независимость и автономность художественной деятельности. Безусловно, любая активность в любой социальной сфере не может не быть политической, но и стратегия поп-арта, подвергающая сомнению традиционную теорию об ангажированности искусства, не опровергнута современными социологическими концепциями до сих пор. Искусство — это своего рода нейтральная территория, которая достается в качестве приза тому, кто смог объяснить его смысл и предназначение. Удачная работа Татьяны Хэнгстлер — еще один повод для того, чтобы разобраться в этом вопросе.

Последнее, что необходимо сказать по поводу этой работы, — это отметить ее необычайную легкость и стильность. В отличие от подавляющего большинства современных произведений, в которых на первый план вышла трудоемокость изготовления — затраченные усилия и немалые капиталовложения, — данная работа удивляет своей аскетичностью и простотой. Именно в подобных работах сохраняется юмор, столь свойственный всем элементарным произведениям классического авангарда (например, «Фонтан» Дюшана). Современному искусству возвращаются его мобильность, внезапность и контекстуальная точность. Наличие в данной работе юмористического эффекта — лакмусовая бумажка этого процесса.

Поделиться

Статьи из других выпусков

№8 1995

Витгенштейн: — Вскользь по касательной (Логико-философский трактат, 2.0232)

Продолжить чтение