Выпуск: №24 1999

Свидетельства
ШумДеян Стретенович

Художественный журнал №24Художественный журнал
№24 Город

Авторы:

Ричард Зеннет, Марк Оже, Дмитрий Голынко-Вольфсон, Деян Стретенович, Олег Аронсон, Андрей Монастырский, Александр Тарасов, Иван Щеглов, Ги Дебор, Александр Тарасов, Валерий Савчук, Ирина Базилева, Владимир Сальников, Александр Бренер, Виктор Мазин, Олеся Туркина, Зиновий Зиник, Александр Алексеев, Марина Дмитриева, Карлос Базуальдо, Вера Дажина, Леонтий Зыбайлов, Елена Лапшина, Елена Лапшина, Анатолий Осмоловский, Георгий Литичевский, Александр Скидан, Галина Ельшевская, Георгий Литичевский, Евгений Барабанов, Ирина Кулик, Анна Матвеева

Авторы:

Ричард Зеннет
Комикс Подмосковные вечера

Искусство нашего времени неотторжимо от города, ведь современное искусство — факт урбанистической культуры. Причем исходно связь эта амбивалентна: не только искусство есть порождение города, но и город суть художественное порождение. Перефразируя Марка Оже, можно сказать: «Без города исчезает воображение, а без воображения город перестает существовать» (М. Оже. «От города воображаемого к городу-фикции»).

Уже не первое столетие искусство стремится воссоздавать городскую среду, пытается зафиксировать ее трансформации. Если признать за искусством познавательные ресурсы, то закономерно, что особый интерес к городской среде возникает в момент социальных и инфраструктурных преобразований. Так, современная московская фотография откликается на бессознательный социальный заказ — сформулировать новую образную формулу города. Ведь за последние годы мы осознали, что живем не в том городе, где родились, мы утратили с ним устоявшиеся образные взаимоотношения (И. Базилева. «Тотем и табу московской фотографии»).

Разумеется, искусство не сводится к констатации актуального. Искусство прочно укоренено в памяти, как, впрочем, и город, «отмеченный следами великой коллективной истории, но также миллионами историй индивидуальных» (М. Оже. «От города воображаемого к городу-фикции»). Вот почему для многих Лондон неизбежно сопрягается с музыкой «Битлз», а визуально — закодирован обложкой их пластинки «Abby Road» (А. Алексеев. «Лондон '99»). В свою очередь, реальный Лос-Анджелес в сознании миллионов совмещен с Лос-Анджелесом голливудских фильмов (В. Мазин, О. Туркина. «Заметки о жизни города Лос-Анджелеса»). То, что наглядный образ города неотторжим от его мифа, заметили и исследовали еще в 50-е годы деятели движения «ситуационистов» (А. Тарасов. «Ситуационисты и город»). Характерно и то, что в отличие от Москвы с ее интересом к актуальному, художественная традиция Петербурга отмечена интересом к «мифологическому ландшафту» города (Д. Голынко-Вольфсон. «Между Диснейлендом и саркофагом»).

В то же самое время город — это и реальная сцена художественного действия. «Город никому не принадлежит, а потому люди неустанно стремятся оставить здесь некий след, запись своей истории» (Р. Зеннет. «Граффити: Мы существуем и мы повсюду»). Граффити — спонтанные рисунки анонимных авторов на городских стенах — обнаружены археологами еще на развалинах Древнего Рима. Однако с 70-х годов нашего века «граффитизм» стал одной из ведущих тенденций современного творчества (Р. Зеннет. «Граффити: Мы существуем и мы повсюду»).

Позднее же — в 90-е годы — художники «пишут свою историю» в городе совершенно иначе. Предмет их интереса — сама городская жизнь, ее социальная логика. Искусство сегодня выходит за пределы стен художественных институций: «экспозиционным пространством для него является городское-публичное-медиальное пространство», оно становится «возбудителем социальной динамики» (Л. Лапшина. «Искусство и город: «Ты повсюду и ты нигде»»). Обращаясь к социальным явлениям — например, к феномену бездомных — художник не просто воссоздает образ бомжа, он должен испытать его на себе, реализовать в реальной социальной практике (Г. Литичевский, «Московский дневник Биргит Рамзаухер»). Впрочем, уже давно — в 50-е годы — художники обратили внимание, что строй жизни обладает своей драматургической логикой, а следовательно, повседневность, «среда обитания» могут стать сферой и предметом проектных усилий (А. Тарасов. «Ситуационисты и город»). Характерна сегодня и встречная тенденция: сама социальная жизнь идет навстречу эстетизации. Многие факты современной общественной и социальной жизни ставят нас перед неразрешимым вопросом: что это — перформанс или акт политической жизни (Д. Стретенович. «Шум»)? Укорененный в социальности эстетический код — это важнейший механизм конституирования сообщества (О. Аронсон. «Рассеянное желание»).

Наконец, диапазон антиномий искусства и города может быть представлен и следующим контрастом. С одной стороны, искусство в XX веке неоднократно обращалось к утопическому проектированию — художники предлагали глобальные проекты «города будущего» (А. Тарасов. «Ситуационисты и город»). С другой же стороны, делали они и нечто противоположное — движимые руссоистским идеалом «возращения к природе», они уходили из городов (3. Зиник. «Утильсырье из Бангкока»). Закономерно и то, что темой современного творчества может стать и «граница города и «не города» (А. Монастырский. ««КД» и «Поездки за город»»).

МОСКВА. МАЙ 1999

Комикс Подмосковные вечераКомикс Подмосковные вечера
Поделиться

Продолжить чтение