Выпуск: №23 1999

Рубрика: Письма

Институция в Нью-Йорке: смена масштаба

Институция в Нью-Йорке: смена масштаба

Евгений Фикс. Родился в 1972 году в Москве. Художник. Живет в Нью-Йорке.

Главное, что происходит сейчас на сцене художественных институций в Нью-Йорке, — это смена масштаба. Кардинальные изменения затронули даже самые респектабельные и давно сложившиеся институции, находящиеся, казалось бы, за пределами каких-либо переоценок Тяжелые дни переживает ныне такой монстр, как National Endowment for the Arts (Государственный фонд поддержки искусств). Несмотря на нечеловеческие усилия председательствующих в NEA голливудских звезд, Конгресс постоянно грозит фонду закрытием. Художественная же общественность, привыкшая к отсутствию государственного финансирования, защищает NEA достаточно вяло. Молодые же художники предпочитают зависеть не от художественных институций, а от ресторанных (иначе говоря, подрабатывать официантами). При этом отсутствуют какие-либо заметные признаки зависти, например, к французской системе, построенной на государственной поддержке: любой студент художественной школы в Нью-Йорке объяснит это предельно просто — «сравни искусство, созданное в нашей системе и в «их», и скажи, какое лучше». Видимо, в их представлении современное французское искусство действительно не выдерживает сравнения с нью-йоркским.

some text

Впрочем, NEA — а в Америке кризис этой институции для многих символизирует «смерть Институции» — предъявляют и вполне обоснованный упрек гранты этого единственного в стране государственного фонда идут, как правило, тем, кто в них не нуждается, — мощным институциям и художественным звездам. Вряд ли NEA стоит беспокоиться о тяготах Музея Метрополитен или Френка Стелла. Кроме того, государственное финансирование получают по преимуществу нью-йоркские художники и институции. Отсюда и главный аргумент сторонников упразднения NEA: система распределения осуществляется коррумпированнои группой — гранты не доходят до подлинного адресата, т. е. до молодых художников и организаций, удаленных от художественных центров. Однако следует признать, что на самом деле неприязнь конгресменов к Фонду поддержки искусств вызвана отнюдь не их заботой о молодом и периферийном искусстве. Прямым поводом к усилению борьбы с NEA послужил скандал, когда якобы несколько грантов фонда пошли на выставки, определенные впоследствии конгрессменами как порнографические. Фотографии с этих экспозиций — в том числе и Роберта Меппелторпа — были распространены среди конгрессменов с комментарием типа: «Вот на что идут народные деньги».

В то время как конгресс решает участь государственного финансирования художественных организаций, культурная инициатива переходит к новому типу институций. Их самая характерная черта -сильно уменьшенный масштаб и четко заданная специализация; они альтернативны друг другу и не конкурируют с фабриками типа МОМА (Музей современного искусства). Одна из них, наиболее новая — Eye Beam Atelier в Сохо. Ее миссия — структурное обеспечение цифровых искусств. Eye Beam Atelier заявлена как нон-профитная организация, при этом постоянно упоминается «анонимный спонсор» (ходят слухи, что это -Бил Гейтс). Среди ближайших планов Eye Beam Atelier — создание Digital Museum (Цифрового музея) в Челси, девятиэтажного здания, где будут несколько галерей и лабораторий. Несмотря на то, что Eye Beam Atelier занимается цифровым виртуальным искусством, географически организация остается органической частью сцены Сохо.

Существование институции предполагает и штат кураторов. Ныне же особенностью институционной сцены стало ранее невозможное быстрое перетекание художественных кадров из нон-профитных институций в коммерческие и наоборот. Это стирание границ между коммерческими и нон-профитными организациями происходит по вполне понятным причинам: потенциал кураторских сил достаточно ограничен, а рынок поражен депрессией. Директор Eye Beam Atelier/Digital Museum Бете Розенберг до Eye Beam'а десять лет проработала в Музее Гуггенхейма, а теперь активно сотрудничает с галеристами, то есть, по сути, вторгается в область художественного рынка. Eye Beam Atelier делает то же самое, предпочитая одним hardhave/software продуктам другие.

К новому типу институций принадлежит и The X Art Foundation, возглавляемая Джордан Крандалл. Именно X Art Foundation организовала в марте -апреле известный on-line симпозиум «Artistic Practice in the Network: a critical forum». Новые технологии дали жизнь целой плеяде Internet-базирующихся институций, имеющих в штате порой всего лишь одного куратора. Таковы, к примеру, основанная Антуанет Лафарж Plaintext Players или ею же руководимый Museum of forgery (Музей подделок). Опе-persow-институция — это так же и Institute for Computers in Art (Институт компьютерного искусства), директор и единственный сотрудник которого Тимоти Бинклей, и New York Digital Salon, курируемый Кристен Солберг. Немного более многочисленные — Critical Art Ensemble и Knowbotic Reserch. Однако «уменьшение» масштаба характерно не только для Cyberspace-базирующихся организаций, но и для организаций нецифровых: к примеру, нью-йоркский Центр современного искусства представляет только его директор, Саймон Ватсон. Общая тенденция — это не только персонификация институции при стирании границ между нон-профитными и коммерческими организациями, но и усиление влияния на институции новых технологий. Однако даже в случае с симпозиумом Artistic Practice in the Network участников (более 600 подписчиков по всему миру) просили обозначить свое физическое местонахождение — это все, что имеет значение.

Поделиться

Статьи из других выпусков

№47 2002

Музей современного искусства при видимом отсутствии последнего

Продолжить чтение