Выпуск: №23 1999

Художественный журнал №23Художественный журнал
№23 Художественные институции

Авторы:

Александр Бренер, Зиновий Зиник, Илья Кабаков, Олег Киреев, Екатерина Бобринская, Джанни Ваттимо, Виктор Мизиано, Борис Гройс, Хольт Майер, Олег Киреев, Виктор Тупицын, Юрий Альберт, Владислав Софронов, Виктор Мизиано, Александр Алексеев, Татьяна Могилевская, Олеся Туркина, Ольга Козлова, Евгений Фикс, Елена Лапшина, Елена Лапшина, Елена Лапшина, Александр Соловьев, Екатерина Стукалова, Петр Куценков, Екатерина Стукалова, Анна Матвеева, Олег Киреев, Алексей Курбановский, Леонид Лернер, Галина Ельшевская, Максим Райскин

Авторы:

Александр Бренер
Комикс Где же факс?

Уже давно художественный процесс измеряется не индивидуальным творчеством, а работой институций — музеев, галерей, художественных центров и т. п. Следовательно, слабость локальной художественной ситуации (например, в России) — это в первую очередь слабость локальных художественных институций (В. Тупицын. «Музеологическое бессознательное»). Точно так же и любая критика современного искусства — это в первую очередь критика работы, структуры или самой природы художественных институций (А. Бренер. «Искусство ведения войны против одной институции»). Любой индивидуальный творческий успех — это в первую очередь результат аналитического освоения работы институционального механизма (X. Майер. «Институция-institutio-institor»). Институциональность встроена ныне в сознание творческой личности, она интериоризирована им: современный художник — это в первую очередь институциональный художник, он работает не «для себя», не «по вдохновению муз», как некогда, а для и по воле институций (3. Зиник. «Из чего твой панцирь, черепаха?»).

Однако этот сдвиг предполагает, что изменилась не только художественная культура, но и сама художественная институция. Музея в его классическом смысле более не существует: «культура перестает быть некоторым резервуаром, она начинает существовать везде» («А. Согомонов: Музей «постшедевральной» культуры»). Музей полностью лишается былой сакральности: он становится «центром концентрирования информации и документации», он «превращается в центр самой разнообразной, связанной с искусством деятельности, в... центр «культурной анимации» (Д. Ваттимо. «Музей и восприятие искусства в эпоху постмодерна»). Музей, наконец, это место встречи и взаимного сравнения различных визуальных языков и различных медиа (Б. Гройс. «О музее современного искусства»). Иными словами, музей в постидеологическую эпоху — это не храм, а интеллектуальная лаборатория, зона социальной интеракции, штаб проектирования стилей жизни и т. д. Самое главное, нет более Музея, а есть музеи.

Более того, динамика современной системы искусства видоизменяет и размывает традиционные институциональные роли и функции. Так, галерист ныне — это не просто торговец искусством, а и куратор, исследователь и эксперт («X. Кноль: Галерея кураторских проектов»). Мутирует и география искусства: «мощнейшие транснациональные институции могут сегодня посвящать себя поддержке «локальных» художников, а локальные структуры — организовывать международные выставки» («Й.-П. Нильссон: Система искусства постидеологической эпохи»). Институции покидают реальный мир и перемещаются в виртуальную реальность (Т. Могилевская. «Художественные институции в Интернете»), а художники осваивают новые языки и институциональные контексты (А. Алексеев. «Влечение к важнейшему из искусств»). Впитав в себя творческий потенциал художников, мир институций начинает казаться более креативным и завлекающим, чем само художественное творчество, а можно сказать и иначе: художественное творчество ныне принимает формы институционального созидания.

 

МОСКВА, АПРЕЛЬ 1999

Комикс Где же факс?Комикс Где же факс?
Поделиться

Продолжить чтение