Выпуск: №11 1996

Рубрика: Проекты

Политическое животное обращается к вам

Политическое животное обращается к вам

Олег Кулик, Политическое животное, проект

I

1. Приход к рычагам власти Политического Животного будет началом новой политической эры.

2. Не думайте, что мир поделен между мужчиной и женщиной. Он устроен сложней. Мир многообразен. Он поделен между собакой и львом, между муравьем и муравьедом.

Человеческое общество — несовершенный муравейник, и, чтобы сделать его совершенным, человеку необходимо расширить свое сознание до сознания муравья, почувствовать себя пчелой и буйволом, волком в стае.

3. Истинная демократия — это закон джунглей, где возможен идеальный баланс всех живущих видов. Этих джунглей уже нет, но их необходимо возродить. Только в джунглях к власти приходит сильный, мудрый и жизнеспособный — независимо от его политического окраса. Голосуйте за демократический закон джунглей!

4. Политическое Животное у власти — это не значит, что в парламентах отныне будут заседать лишь козлы и орангутанги (это происходит и сегодня).

5. Политическое Животное у власти — это значит, что каждый человек готов увидеть в животном свое другое Я и открыть в себе животное, неантропоморфного Другого. Зачем? Чтобы выжить. Чтобы ощутить совместный восторг и ответственность за этот мир. Чтобы мир открылся человеку с невиданной полнотой.

6. Может ли человек не предавать, не лгать, быть идентичным? Может ли он любить преданно и бескорыстно? Нет. А животные могут — более того, они не могут иначе!

Можете вы за неделю предсказать землетрясение? А любая мелкая аквариумная рыбешка может.

Знал ли Т. Мор или К. Маркс секрет гармоничного социального устройства? А неразумные твари, пчела и муравей, знают его! Политическое Животное — это не животное, а человек, культивирующий в себе качества животного.

7. Главный довод наших противников — животное не в состоянии выражать свои политические интересы: несостоятелен. Ведь большинство людей тоже не в состоянии. «Да-да» и «нет-нет» — это пролает любая дворняжка, а остальное — от лукавого.

Наше движение предлагает универсальный язык политического общения — язык эмоции, страсти, язык интуиции, инстинкта, нюха, доступный и необходимый Политическому Животному.

 

II

1. Призрак глобальной экологической катастрофы бродит по планете. Катастрофы еще можно избежать при условии немедленного и радикального отказа от антропоцентризма в культуре (науке, политике, искусстве).

2. В современной науке проработана глобальная стратегия изживания антропоцентризма. Эта стратегия предполагает:

— сокращение роста численности людей (в 4 раза) для создания равновесной системы в биосфере и биоте;

— развитие экологической, этологической и генной инженерии (искусственный отбор, получение потомства от браков с животными);

— агрореволюцию, которая предполагает пол и культурное земледелие (кукуруза, фасоль, картофель и медоносы на одном поле!), беспривязное содержание скота (не только коров или пчел, но мышей, кротов, дельфинов и, при необходимости, микроорганизмов!), одомашнивание экосистем на взаимовыгодных условиях (не эксплуатация, но симбиоз!);

— расширение понятия пищи и многое другое.

3. Стратегия «вперед к природе» предполагает самое тесное сотрудничество человека с другими биологическими видами, для чего недостаточно знания физиологии и поведенческих моделей. Необходимо знание психологии партнеров, их мировоззренческих позиций. Эта традиция, корни которой восходят к Франциску Ассизскому, была отодвинута на периферию во времена Ренессанса с его безоглядным преклонением перед всем человеческим. Сегодня она возрождается. Уже возможны простейшие модели коммуницирования с биосферой:

а) «монолог» — биологические методы борьбы с вредителями, акклиматизация некоторых видов;

б) «выслушивание живой природы» — работы Конрада Лоренца, Николаса Тинберга и Карла Фон Фриша (Нобелевская премия 1973 года).

«Диалог» остается не освоен научной парадигмой, хотя для успешной коллаборации с биосферой необходим именно он.

Цель акции «Собаки Павлова» — рассмотреть возможности внутреннего диалога человека и животного на психосоматическом и гуманитарном уровнях.

4. Современное состояние политики требует пересмотра главного достижения человеческой культуры — демократии. Истинной демократии сегодня следует опираться на политически корректную идею зооцентризма (человечество — ничтожная часть биосферы нашей планеты). Зооцентризм включает человеческую субкультуру как часть единой культуры ноосферы (от noos — нюх, чутье). Человек прежде всего животное, но животное социальное, как муравей, пчела, волк или шакал. При ближайшем рассмотрении демократия есть закон джунглей. Только в джунглях все члены сообщества находятся в равноправном положении по отношению к собственности, что, как известно, является единственным гарантом демократии. Но главное, только там к власти приходит сильный, мудрый и жизнеспособный. Демократический закон джунглей, как любой закон, требует доработки (дальнейшая эскалация политкорректности, юридические основы биоэтики, всеобщее избирательное право и т. д.). Он станет политической реальностью, когда все биологические виды планеты будут иметь равные политические права. Первые шаги в этом направлении уже сделаны — в России второй год продуктивно работает Политическая лаборатория биосферы и Партия Животных (Партия Кулика).

5. Современное визуальное искусство, «искусство после философии» (после деконструкции, параноидально-шизофренического, шизоаналитического и прочих актуальных дискурсов), наглядно отражает крах человеческой культуры.

Художественная программа Кулика «Зоофрения» (термин разрабатывает тему «животное как другое Я человека» или «животное как неантропоморфный Другой». В рамках зоофрении Куликом предпринят радикальный отказ от языка (языков) человеческой культуры. Семиозис, доведенный до самоубийства, подвергнут тотальному недоверию и ревизии. Избыточной рефлексии зоофрения противопоставляет рефлекс, знаку — непосредственную реакцию, власти текста и интертекста — энергию реального события. Главный интерес зоофрении — интерес к реальности, которая по причине иррациональности не вмещается ни в одну философскую и художественную систему. Хотя каждая собака знает, что такое безусловная реальность. Зоофрения настаивает на рекультивации в человеке свежести и остроты чувственного восприятия мира, на реабилитации в себе животного (природного) начала.

6. Только иррациональное может быть источником нового и источником надежды. Зоофрения должна объединить наши общие усилия.

7. Проблема успешного коммуницирования остается нерешенной проблемой внутри человеческого вида. Надежду на то, что будущее будет, дает не вера в успешность коммуникации, но уверенность в возможности всеобщей коллаборации.

 

Олег Кулик  — лидер партии животных, Мила Бредихина  — спичрайтер партии животных

Поделиться

Статьи из других выпусков

№61-62 2006

«Свод строительных нарушений»

Продолжить чтение