Выпуск: №103 2017

Художественный журнал №103Художественный журнал
№103 Танец в музее

Авторы:

Виктор Алимпиев, Александра Шестакова, Валерий Савчук, Вик Лащенов, Анастасия Прошутинская, Клер Бишоп, Доротея фон Хантельманн, Хэл Фостер, Елизавета Морозова, Лия Эбралидзе, Кам Лачинский, Дарья Демехина, Александр Андрияшкин, Елена Конюшихина, Егор Софронов, Дарья Плохова, Александра Портянникова, Саша Бурханова-Хабадзе, Кирилл Савченков, Ильмира Болотян, Аннетт Майклсон, Мария Чехонадских, Валерий Леденев, Елена Конюшихина, Денис Максимов, Елена Яичникова, Анна Козонина

Авторы:

Виктор Алимпиев
Комикс Ууу!!! Пиксель на улице Морг

«За последние десять–пятнадцать лет термин перформативный, изначально используемый всего несколькими философами-лингвистами, превратился в ключевую категорию дискурса современного искусства и эстетики» (Д. фон Хантельманн «Эмпирический поворот»). А потому закономерно, что «по мере того как перформанс становится все более частым феноменом в музеях США и Европы, он все больше попадает под обстрел историков искусства и критиков, которые считают его подъем причудой моды и циничным маркетинговым ходом» (К. Бишоп «Черный ящик, белый куб…»). Нет, впрочем, сомнения и в том, что феномен этот имеет свою нуждающуюся в анализе симптоматику.

Так, своего объяснения требует тот энтузиазм, с которым принимают «танцы в музее» современные институции. Похоже, что наглядное и почти осязаемое присутствие художника восполняет столь не хватающий современным музеям ресурс живой жизни. Оно «помогает оправдать музей в глазах надзорных инстанций и сторонних наблюдателей, позволяет показать, что он состоятелен, жизненно необходим или просто очень востребован, так что больше, чем зрителя, музей стремится активизировать самого себя» (Х. Фостер «Хвала актуальности»). Наряду с этим «танцевальные выставки, … ставя на первое место близость человеческого тела», пытаются задать альтернативу поработившим наш зрительный опыт цифровым и другим технологиям, однако «несут в себе, в самой своей структуре их негативный отпечаток» (К. Бишоп «Черный ящик, белый куб…»). Наконец, современный мейнстрим перформативности хоть и делает ставку на живое присутствие, но в отличие от соучастия и сопереживания, которым отводилась ключевая роль в «эстетике взаимодействия» 1990-х, он создает созерцаемое со стороны, растянутое во времени, механически повторяющееся зрелище, что приводит к эффекту «отчужденности, отрешенности и безразличия к происходящему» (C. Бурханова-Хабадзе «От эстетики взаимоотношений к этике индивидуализма…»).

В этом, возможно, и просматривается основное противоречие современного перформанса. Заключив альянс с хореографией и театром, он вступил на чужую ему территорию, изменив своей подлинной природе. Ведь в отличие от театрального действия, перформанс «не исполняется, но проживается… Он не играет роль, он доносит то, что есть, демонстрируя и комментируя, переживая и понимая одновременно, привнося бытийный контекст» (В. Савчук «Куда исчезает перформанс?»). Кроме того, в отличие от сценического действия, не может исчерпаться актом его созерцания, так как «располагается между действием и его репрезентацией: непосредственное восприятие перформанса зачастую лишено дистанцированности и контекстуальности, а его фиксация в изображении или слове — прямой остроты. Каждый план указывает на необходимость другого» (А. Прошутинская «Перформанс как художественный объект»). 

Возможен, однако, и другой взгляд на вещи. Не только перформанс адаптируется к театру, но и театр раскрывается к опыту перформанса. Еще в 1960-е годы так называемый «новый танец» «появился на свет во многом сходным образом с современной скульптурой для того, чтобы шаг за шагом оспорить эстетические условности» (А. Майклсон «Ивонна Райнер»).  Подобно минимализму и концептуализму в искусстве, танец в те годы «вывел на сцену производство действия самого по себе… Работа и действие заменили иллюзию и легкость танца, сталкивая зрителя с повседневностью» (Е. Софронов «Терпсихора в очках…»). И, более того, очень скоро в этот плодотворный междисциплинарный диалог включились и другие акторы (среди первых — кинематограф), а сегодня мы можем уже говорить о том, что перформанс и хореография становятся частью современного нематериального производства, отчего и танец, и перформанс и многие другие творческие практики есть, по сути, просто разные формы общего для них когнитивного письма.

Комикс Ууу!!! Пиксель на улице МоргКомикс Ууу!!! Пиксель на улице Морг
Поделиться

Продолжить чтение