Выпуск: №5 1994

Рубрика: Страница художника

Страница художника. Bigert & Bergström

Страница художника. Bigert & Bergström

КАМЕРА БУРИ
МУЧЕНИЕ ИЛИ ДУХ ЖИЗНИ?

Один из немногих дошедших до наших дней поэтических мифов древности предполагает, что морская раковина хранит в себе шум ветра и рокот моря. В современном урбанистическом контексте этот маленький реликт являет собой портативный модем, приводящий в непосредственный контакт с первичными силами природы.

Ветер — символ духовного. Мы можем вдохнуть во что-то жизнь, а когда силы истощены, к нам приходит второе дыхание. Ветер является силой, которая преображает и поддерживает жизнь, но также истязает ее рвущими в клочья порывами и зловонным дыханием.

В Камере Бури — архитектура, скульптура вывернуты наизнанку, неправильное стало правильным. Мы входим туда, как в раковину, и там встречаемся с глазами бури. Выступы на потолке и стенах усиливают направление и скорость ветра. Буйные ветры исчезают сквозь всасывающие отверстия в потолке...

 

КАМЕРА ЖАРЫ
КОМФОРТ ИЛИ ПЕРЕГРЕВ?

На протяжении мировой истории неоднократно возникали теории о влиянии климата на человеческую природу. Одним из таких предрассудков было представление, что люди из более теплых широт ленивее, чем северяне. Более холодный климат — считалось — создает условия для более высокого духовного и культурного развития. Считалось, что жара задерживает рост интеллекта и делает южан людьми низшего сорта. Так западный мир, апеллируя к своему расовому превосходству, смог колонизировать Африку.

Тонкая грань определяет различие между теплым комфортом и тотальным перегревом. Состояние уюта уравновешивается горяче-крас-ной, смертоносной энергией. Камера Жары является пространством, в котором признаки зноя и холода меняются местами, сравниваются со своими противоположностями. Климат генерируется инфракрасной жарой генератора. Потолок, выполненный из теплоотражающего материала, в свою очередь отражает усиливающуюся жару по направлению к посетителю. Медные стены конденсируют и направляют жар на стоящих в нишах пингвинов. Вокруг этих анонимных белых фигур собираются капли испарения.

 

КАМЕРА СВЕТА
ОСВЕЩЕНИЕ ИЛИ ТЕМНОТА?

Человечество привыкло иметь дело с простыми ценностями — с небом и преисподней, светом и тьмой. В настоящее время ценное пребывают в точке распада; под воздействи озоновых дыр и выбросов атомных реак' ров небо и преисподня поменялись местами. Просвещенные и освещенные, мы достигли почти полного осознания бытия. Перенасыщение знанием приводит нас к бесконечно производству и потреблению информации. Прогрессирующее расширение наших познавательных возможностей оборачивается разрушением нашего представления о самих себе. Человечество превращается в свою coбcтвеную тень.

В Аризоне, в т.н. Раскрашенной Пустыне, не существует представления о закате. Там сумерки принято называть «восходом ночи» сравнивать с усыпанной звездами чашей, ходящей на землю. Полуденный зной уподобляется здесь фосфоресцирующему мерцанию во мраке ночи.

В Камере Света тьма и сияние черед Посетителей, выхватываемых вспышкой, увидеть лишь мельком — как наскальньные росписи на светящихся стенах. Все вокруг них — музей, хранилище знаний, с диорамами, населенными чучелами различных животных.

 

КАМЕРА ИСПАРЕНИЯ
РОСТ ИЛИ РАЗРУШЕНИЕ?

В Голландии в 1960-е годы осуществлялись эксперименты по выращиванию под землей различных ботанических пород. Были сконструированы системы конвейеров, вдоль которых растения и фрукты транспортировались между определенными пунктами. Их автоматически освещали и поливали через заданные интервалы времени.

Однако оказалось, что нехватка естественного природного окружения губительна для растений; на них начали появляться уродливые образования и мутанты. Встал вопрос о том, что научная методика, созданная для порождения жизни, оказалась направленной на ее разрушение. Этот прецедент и является мифологическим прообразом и топографической идеей Камеры Испарения.

По условиям проекта, в Камере устанавливается атмосфера высокой температуры и сырости. В центральной части располагается носорог-мутант, выделяющий тепло и влагу. Сырость стекает здесь каплями по стенам. Рост в этом климате должен был бы усиливаться, однако в то же самое время мутация неминуемо приведет к распаду преобразившихся до неузнаваемости растений. Окажется ли способным носорог произвести акт самоуничтожения в камере, предназначенной к уничтожению?

 

КАМЕРА ХОЛОДА
ПРИЯТНЫЙ ЗИМНИЙ ФОН ИЛИ НЕВЫНОСИМЫЙ ХОЛОД?

Нормальная температура человеческого тела 37°С. Опускание до 34,5°С чревато потерей зрения и слуха. При температуре тела менее 29,5°С зрачки медленно расширяются, боль и иные чувственные перцепции блокируются. При 27°С прекращаются дыхательные движения, и £ этого момента человеческий организм входит в состояние, напоминающее зимнюю спячку животных.

Дальнейшее понижение температуры вызывает прекращение роста организма. Останавливается также и процесс органического распада. Замороженный объект консервируется и в случае его последующей разморозки восстанавливает свое прежнее состояние.

От дальнейшего развития науки можно ожидать реализации давнишней мечты человека — о продлении существования. Пережив нечто вроде зимней спячки, человек сможет как бы сбросить кожу и проснуться в постчеловеческом будущем. Там, где все недуги, телесные недостатки и страдания будут устранены кибернетическими курсами лечения и «холодными» докторами. Камера Холода — это могила, в которой живет надежда.

В Камере Холода зритель вступает в небольшое замкнутое пространство с обитыми стенами и потолком. Холод поддерживается десятисантиметровым слоем фриголита. Условия Камеры провоцируют у зрителей окоченение и дрожь. Их умственная деятельность при этом поражается инерцией. Будет этот опыт усугублен и сохранен? Будет ли зритель завлечен состоянием кокона и постоянным оцепенением? Или, когда холод доведет его до границы невыносимого, он будет вынужден к принятию решительных мер и внезапному бегству?

 

ИНКУБАТОР
ЗАЩИТА ИЛИ УГРОЗА?

Инкубатор представляет собой замкнутую среду, с поддерживаемой в ней постоянной идеальной температурой. Задачи Инкубатора — привести развитие объекта в равновесие с колебаниями климата.

Вероятно, самым грандиозным и утопическим экспериментом нашего времени является Биосфера II в Аризоне: гигантская оранжерея, разделенная на несколько климатических зон (биом). Животный и растительный мир внутри был призван обеспечить жизнедеятельность для «биосферцев» — восьми исследователей, проживших в Биосфере два года без каких бы то ни было контактов с внешним миром.

Можно жить защищенным от внешних угроз и катастроф — жить комфортабельной жизнью в своем собственном небесном жилище. Но полное исключение катастрофы может иметь самые катастрофические последствия. Разве отсутствие событий не является самым плохим событием? При длительном существовании этих утопий неминуемо выявится их нежизнеспособность, по сравнению с их старшей сестрой — Биосферой I, Землей.

Инкубатор поэтому поддерживает условия идеальной катастрофы, — катастрофы, создаваемой с исключительно развлекательной целью. Конструкции разрушаются в» ревущем водовороте. Содержимое ли Инкубатора защищается от внешнего мира или же окружение защищается от того, что происходит в Инкубаторе? И прорастает ли новая культура при постоянной нейтральной температуре в 20°С?

Поделиться

Статьи из других выпусков

№58-59 2005

Художественные группы против группировок власти. Размышления на тему

Продолжить чтение