Выпуск: №47 2002

Рубрика: События

Балтийский Вавилон

Балтийский Вавилон

Группа «Фабрика найденных одежд». Перформанс «Водолазы». 2002

Дмитрий Виленский Родился в Ленинграде в 1964 г. Художник, критик и куратор современного искусства. С 1997 г. живет во Франкфурте (Германия) и С.-Петербурге.

“Baltic Babel”. Кураторы Чарльз Эши и Оса Накинг. Центр современного искусства Rooseum, Мальмо, Швеция. 18.09.02–17.11.02

Мы не будем пользоваться оружием,
мы не будем бросать бомбы,
мы будем пользоваться только одной вещью,
которая у нас есть, — нашим сознанием...

Мы хотим поддержать любого,
кто ищет новые идеи для социальных
и культурных изменений,
и сделать их реализацию максимально быстрой.

Чарльз Эгии и Оса Накинг

Центр современного искусства Rooseum находится в небольшом шведском городе Мальмо. С недавнего времени им руководит известный куратор Чарльз Эши, шотландец по происхождению. С приходом Эши на пост директора политика Rooseum. претерпела радикальные изменения: вместо выставок мировых звезд 80-х годов и местного художественного истеблишмента Центр современного искусства в Мальмо стал известен как экспериментальная площадка, на которой происходит поиск новых форм взаимодействия молодых интернационально ориентированных художников, зачастую малоизвестных в широких кругах, и локальной, во многом типичной для Запада культурной ситуации.

Что же предлагалось зрителю на выставке «Балтийский Вавилон»?

Он мог увидеть:

—видеоработы, представляющие Хельсинкский медиафестиваль, делающие акцент на экспериментальном дигитальном видении;

—музыкальный магазин независимой продюсерской фирмы из Мальмо с прекрасным названием “Make it happens”, — их экспозиция была одновременно и эстрадной площадкой для проведения концертов, как на открытии, так и в течение выставки;

—реконструированную советскую автобусную остановку 70-х годов, ставшую местом презентации вэб-проекта группы из Вильнюса под названием “involved”, посвященную исследованию литовской идентичности и служившую импровизированным баром во время вернисажа;

—инсталляцию в стилистике take away («возьми с собой»), распространяющую в массы рассаду чайного гриба и инструкции по выращиванию и уходу за ним — проект “Primitive/art bureau OPEN” из Риги;

—видеодокументацию остроумных римейков старых перформансов Вали Экспорт, проведенных недавно в Таллине группой “Valie Export Society”;

—lounge-пространство, спроектированное группой альтернативных дизайнеров из Стокгольма с симпатичным названием “Uglycute” (по-русски это что-то вроде «страшносимпатичный»);

—слайд-проекцию отдельных слов — ключевых понятий Копенгагенского Свободного университета, который функционирует прямо в квартире его основателей и посвящен обсуждению проблем выхода из экономического пространства традиционного распространения знаний;

—экспозицию модной польской галереи Foksal, сделавшей акцент на проблематике коммуникации и языка;

—видеоинсталляцию «Фабрики Найденных Одежд» из Петербурга, которая радикально развила свои утопические представления о “Gender Studies”. Видеопроекция была показана внутри высокого, шестиметрового черного куба с открытым потолком, перекрытым множеством белых платьев.

Помимо этого, в кинозале Rooseum'а демонстрировалась специально подготовленная видеопрограмма, состоящая из работ шести видеохудожников, чье творчество сфокусировано на отражении социальной истории и трансформации городской среды в различных городах Балтики[1].

Такой вот получился балтийский Вавилон.

Главной особенностью этого проекта явилось стремление организаторов заявить новый подход к формированию выставок, который, в целом, является продуктом переосмысления институциональной практики. Именно поэтому его стоит рассматривать в рамках развития Rooseum’a[2] как институции.

Художественная политика

Rooseurriа стремится выявить определенные прогрессивные тенденции, которые вытекают из развития художественной ситуации 90-х годов[3]. Если раньше институции выполняли роль популяризатора автономного искусства и посредника между художником и публикой, то сегодня они берут на себя функции центра сообщества (community center), являясь лабораториями производства искусства, образовательными и исследовательскими мастерскими.

Rooseum стремится заявить себя как место, в котором искусство не просто выставляется, а непосредственно “происходит” в результате вовлечения публики в художественный процесс. В деятельности Rooseum'а видна заинтересованность в исследовании демократического и социального потенциала развития искусства в то время, когда понимание его границ расширилось, как никогда прежде.

Важно отметить, что искусство рассматривается прежде всего как пространство коммуникации всех заинтересованных в ней лиц, внутри которого может происходить эксперимент во всех направлениях: в области теории, критического анализа, производства искусства и создания новых творческих сообществ.

Практика Rooseurri а ставит под сомнение сложившуюся в 90-е годы систему взаимоотношений куратора и художника. На смену традиционным отношениям куратора как организатора, отвечающего в целом за проект, и автономного художника, отвечающего только за свое конкретное произведение, приходит ситуация, когда художники-активисты, как правило, работающие небольшими группами, вступают во взаимодействие друг с другом, а куратор выполняет роль архитектора социального тела выставки и ее общего визуального решения. В этом случае выставка уже не может оставаться стабильной конструкцией, а с самого начала является динамичным, изменяющимся организмом, ищущим формы коммуникации как внутри себя, так и вовне.

Выставка “Baltic Babel” является одним из последовательных шагов по претворению в жизнь этой новой институциональной концепции.

Во время своей работы над биеннале в Кванджу (2002 год) Чарльз Эши предложил пригласить со всего мира небольшие альтернативные художественные инициативы и группы художников, для каждой из которых были выстроены точные копии пространств, в которых они работают у себя дома. Похожий прием был реализован и на выставке “Baltic Babel”. На эту выставку были приглашены активисты только из Балтийского региона и только те художники, которые известны своей работой в группах. Тем самым, в этой выставке был заявлен приоритет группового творчества над индивидуальным, что является адекватным отражением возрастания роли новых движений социального активизма в обществе.

Группы, приглашенные к участию в проекте, стремятся создавать платформы для совместной творческой работы различных художников, заинтересованных в переосмыслении ситуации в искусстве и диалоге с социумом. Эти недавно возникшие образования можно охарактеризовать как арт-группы нового типа, в деятельности которых совмещаются институциональная работа и позиция художника, интернациональный контекст и локальная ситуация, социальная активность и ее критическое осмысление. Их практическая деятельность также направлена на преодоление изоляционизма локальных культурных ситуаций и является «симметричным» ответом художников на процессы глобализации, происходящие в мире и в искусстве. Активность этих групп, работающих вне глобалистского культурного мейнстрима и в то же время создающих свою интернациональную сеть взаимодействия, есть хороший пример развития возможностей альтернативной глобализации снизу.

Балтийская идентичность — достаточно умозрительный конструкт, во многом построенный на политических спекуляциях, складывающихся вокруг объединения Балтийского региона. Хотя выставка формально поддерживает тенденцию выстраивания близости балтийских стран, Чарльз Эши акцентировал прежде всего утопические моменты личного сотрудничества на уровне сообществ и граждан, что пока практически не существует в реальности.

Выставка происходила в огромном зале старой фабрики, где для каждого участника было выстроено экспозиционное пространство по их собственным эскизам. Таким образом, по замыслу кураторов, установивших «шатры-палатки» художников по всему залу, он был превращен в довольно тесное поселение разных племен и в этом плане соответствовал заявленной на выставке ситуации балтийского столпотворения. Благодаря тесному сосуществованию множества автономных высказываний и мастерскому решению чисто формальных задач, объединивших отдельные ячейки, была выстроена утопическая картина нового несуществующего социума. И тем самым, на мой взгляд, главная задача делать что-то большее, чем просто выставка, была реализована.

О каждой из работ и ее участниках можно написать отдельные рецензии, что и было сделано в каталоге выставки, изданном, конечно же, в форме газеты, но которая, в отличие от других модных изданий, все-таки была сброшюрована.

А как эта выставка повлияла на сознание жителей местного провинциального городка — лучше спросить у них. На всех ее участников она повлияла точно. За себя ручаюсь.

Примечания

  1. ^ Вот список участников видеопрограммы: Kristine Bride (Karosta), Marko Raat (Tallinn), Pia Ronicke (Kopenhagen), The So-called Records (Vilnus/New York), Дмитрий Виленский (С-Петербург).
  2. ^ Подробнее смотри: www.rooseum.se
  3. ^ На эту тему смотри подробнее мою статью «Искусство и демократические ценности» в настоящем номере «ХЖ».
Поделиться

Статьи из других выпусков

№69 2008

От орнамента к освобожденному произведению искусства

Продолжить чтение