Выпуск: №50 2003

Свидетельства
MFAЕвгений Фикс

Рубрика: Опыты

Мой опыт обучения на Западе

Ольга Чернышева. Родилась в Москве в 1962 году. Окончила ВГИК Получила постдипломное образование в Государственной академии изобразительного искусства (Амстердам). Художник, работает в области инсталляции, видео, фотографии. Живет и работает в Москве.

Широкая раздвижная дверь — стена на рельсах. На стене табличка «Ольга Чернышева». За стеной — я. Восемь лет назад... Сейчас это уже не я. Это русская студентка, перетащившая свой багаж (внешний был ограничен 20 кг, внутренний измерялся в каких-то немеждународных единицах и плохо конвертировался) в Амстердамскую академию изобразительного искусства. Вот некоторые наблюдения, пункты, которые сейчас так очевидны и которые можно адресовать себе в прошлое:

Академия — место, где появляется учитель, которого ты не выбираешь.

Все придуманное надо будет выполнять собственноручно.

Это принцип. В голландском обществе стереотип художника — это тип выпускника ремесленного училища. Специальная социальная программа конца 60-х для трудно обучаемых породила массовое явление под названием «кунстенаар». Отсюда отчасти и такой высокий уровень голландского дизайна. При каждом удобном случае тебя будут обучать резать алюминий, обжигать керамику, делать вручную бумагу или изготавливать что-нибудь еще, что в Москве можно просто заказать.

Государственная академия — промежуточное звено между учебным заведением и местом «Artist in residence». Это значит, что нет никаких обязательных дисциплин, а есть мастерские индивидуалистов, собранные вместе. Индивидуальности недоумевают, зачем их так много. Чувствуется переизбыток

Саму себя академия, по-видимому, мыслит в идеале такой таблицей Менделеева: собраны многочисленные элементы, каждый со своей формулой. Идет интенсивнейший образовательный процесс длиною в 2 года. В результате кто-то выпал в осадок, кто-то взмыл счастливым газом. Кто-то растворился.

На практике же академия отвечает скорее за нейтральную среду. Можно даже пожелать ей, чтобы ситуация слегка ухудшилась, прибавилась бы некоторая заряженность атмосферы.

Для человека не из ЕС получение здесь обычной информации — это момент усилия. Нужные книги, фильмы, новости из России — все где-то находится, но где — неочевидно. Академия — владелица большой библиотеки по истории искусств. Гравюры классических ордеров найти можно, каталог свежей выставки — нет.

В чем дух и рок Голландии?

На данный момент это — общество подстриженных растений с дисциплинированными джанками и отсутствием сказочных героев. Страна, где нет напряжения «богатый/бедный», физиономически неопределима социальная принадлежность граждан (не считая эмигрантов). Ландшафту свойственна оптическая санитария.

Контраст с Москвой так силен, что надо заново решать, что составляет предмет работы. То ли игнорировать внешние перемены, размышлять о прежней жизни и заниматься ее переосмыслением — и тогда это стиль временного заключения. То ли все начинать заново и пытаться освоить грамматику чужого социума. В общем, самая сложная проблема работы «там» -это проблема отсутствия «накопленной действительности».

Оптимально отправляться в Академию, если не она сама является целью такого переезда, а есть потребность ценою столь значительных перемен что-то открыть в себе, испытать, понять и т. д. (Например, понять, что хочешь жить в Москве.)

Да, вот неполный список тьюторов: Денис Адаме, Джоан Джонас, Дан Грейм, Марлен Дюма, Герман Питц, Том Пуки, Жан-Марк Бустаманте, Питер Стряукен.

Приезжали с лекцией: Андреас Слонимски, Люк Тойманс, Норитоши Хиракава, Марина Абрамович, Адриана Пфайфер.

Поделиться

Статьи из других выпусков

№112 2020

Напряженный объект: о слепом пятне и свободе метода в искусстве

Продолжить чтение