Выпуск: №51-52 2003

Рубрика: Опыты

Сургутский вопрос

Сургутский вопрос

Проект «Город тепла», Сургут, 2001. Фото: Николай Овчинников

Георгий Никич. Куратор Московского международного форума художественных инициатив, консультант программы «60-я параллель». Живет и работает в Москве.

Энергия «шестидесятых», затем — инерция «шестидесятых» и, наконец, стагнация «шестидесятых». Таким образом можно описать историю идеи прогресса, историю «видения будущего», историю миропонимания за последние 50 лет. При этом энергия и инерция «шестидесятых» в разных странах выражалась в непохожих «временных графиках»: российские «шестидесятые» свой последний всплеск отметили рубежом 90-х, французские — затихли на десять лет раньше, американские следы «шестидесятничества» обрываются где-то посередине между первыми и вторыми. Действия, деяния и открытия, совершенные в 1960-е годы, отличаются равенством результатов — новые общие и перспективные открытия и события эмоционально и интеллектуально «просвечивают» символами индивидуальной свободы и социальной утопии. Студенческие, антивоенные и художественные волнения и протесты приобретали формы революционного акционизма или технологичного шоу-бизнеса. При этом и фестиваль в Вудстоке 68-го года, и революция в Сорбонне формировали и создавали похожие по составу и насыщенности «атмосферы»: ощущения общности и в «осадках» — сложение сообществ.

...В СССР дух «шестидесятничества» анимировал и пафос социалистического строительства. Города будущего в первую очередь прагматически проектировались как поселение для временного вахтового пребывания освоите-лей недр, строились как романтические форпосты новой жизни, а понимались как цивилизационные миссии. Слово «первопроходчество», унаследованное от первых покорителей Сибири, во второй половине XX века приобрело новый живой смысл, укоренилось, а затем — и до сих пор — законсервировалось, превратившись в исторический термин, искусственно оживляемый в школьных учебниках и выборной риторике.

...Вопрос состоит в том, может ли современный человек или отдельное сообщество выработать и распространить увлекательные для других системы ценностей и деятельностей, полагающих образы будущего, в частности, например, актуализирующих «первопроходчество»: куда, с чем и зачем идти? Что открывать?

...Два года назад в Сургуте в рамках фестиваля «60-я параллель» впервые состоялся международный рок-фестиваль, впервые на площади Нефтяников и прилегающих площадях собралось около 40 ООО молодых людей (при населении — 320 000). Местный «Вудсток» произошел. Но это было уже в 2001 году, а не в 1968-м — организаторы, музыканты и публика находились в разных пространствах и разных «смыслах». Можно ли «превратить» фестиваль 2004 г.: развлечение зрителей и работу музыкантов перевести в 'обсуждение насущных вопросов? Должно ли состояться нечто «вместо музыки», или музыка и сюжет события сформируют общую площадку, объединяющую сцену и аудиторию?

...Тот же вопрос относится и к образу других событий, других искусств и предметов. Чем казалось или виделось изобретение факса более 40 лет назад? Возможностью моментально доставить удаленному собеседнику минимально искаженную индивидуальную экспрессию, сохранить подлинность, истинность — состояться и сблизиться в акте романтизированной коммуникации. Простое техническое оборудование, наряду с космическими кораблями, в 60-е легко попадало в разряд гуманитарных символов... С чем же ассоциируется факс сегодня? Серый знак офисной жизни, атрибут рутинного времяпровождения... Можно ли вернуть этому прибору образ романтический и перспективный? И можно ли теперь представлять себе будущие технические открытия в ореоле «свободы»?

В отличие от Голландии, где землю отвоевывают у моря, 30 процентов площади Сургута — это засыпанное песком болото. Это не только факт, но и метафора — не случайно именно аудитория Сургутского университета становится полигоном очередной «победы над Солнцем» или, точнее, «Болотом» (непрерывным процессом благополучного потребления «материковых ценностей»). На проекционном экране медленно ползет синхронистическая таблица политических, общественных и культурных событий и фактов, научных и технических открытий, на сцене — «шестидесятники» и важные фигуры современного искусства, в зале — студенты и деятели культуры, аналитики и методологи... Смогут ли усилия их воспоминаний и интерпретаций соединиться в совместном действии, жанр которого не определен (но по ощущению находится в диапазоне между «публичной дискуссией», «встречей в чате», «репетицией оркестра» и «семинаром»)?

Поделиться

Статьи из других выпусков

№79-80 2010

Думать чужой головой. Об особенностях коммунитарного художественного производства

Продолжить чтение