Выпуск: №51-52 2003

Рубрика: Текст художника

Сетевое искусство протеста

Сетевое искусство протеста

Рикардо Домингес. «Технология майя», 2000

Евгений Фикс. Художник и критик. Специализируется в области новейших технологий. Живет в Нью-Йорке

Электронное гражданское неповиновение

Политический нет-арт — радикальное новомодное искусство сегодняшнего дня — продолжает траекторию искусства социального протеста и политического активизма 60-х годов.

Сегодня подавляющее большинство произведений сетевого искусства представляет собой формальные техно-опыты, которые с большим или меньшим успехом отражают нарциссизм цифровых технологий. Альтернативой этому техноформализму является «нет-арт-активизм», или «хактивизм», — движение-гибрид, соединившее в себе сетевое искусство и политический активизм Среди наиболее ярких «хактивистов» — группа художников и теоретиков искусства Electronic Disturbance Theater (EDT)[1], проповедующая электронное гражданское неповиновение в сети. По мнению EDT, «улицы умерли», поэтому у активизма нет другого выхода, как переместиться в сеть.

EDT получил широкую известность в конце 90-х, распространяясь в системе «denial-of-service» (DOS). Среди его главных проектов — FloodNet — атака наполненной семантическим содержанием цели в сети (например, интернет-страница Всемирного экономического форума). Хактивисты атакуют сервер форума, одновременно запрашивая одну и ту же страницу, что приводит к перегрузке серверов и приостановке их работы. Эффективность такой акции прямо пропорциональна количеству участвующих в атаке сетевых граждан. В итоге «виртуальные сидячие демонстрации» часто оказываются эффективнее реальных, тем более, что в электронном неповиновении одновременно могут принимать участие люди, находящиеся в разных географических точках

При этом хактивисты посещают международные конференции хакеров и уличных активистов. Участие хактивисгов в хакерском движении трансформирует его, придавая хакерству политическое звучание и большую интеллектуальную глубину. Хакерство, соединенное с политическим активизмом, перестает быть «чистым искусством» или «уголовно наказуемой деятельностью» и превращается в орудие социальной критики. Уличный активизм, в свою очередь, получает в лице хактивизма чрезвычайно действенный инструмент, часто превосходящий по силе воздействия эффект физического активизма.

Глобализация продолжает оставаться излюбленной мишенью хактивизма. Хактивисты переносят антиглобализм в сеть, оцифровывая метод уличных активистов, устраивающих беспорядки и акции на улицах городов, пытаясь сорвать деятельность Всемирного экономического форума. Деятельность хактивистов — это протест мыслящих сетевых граждан в эпоху неолиберализма.

 

Неповиновение как перформанс

Рикардо Домингес, один из пионеров сетевого художественного активизма и создатель EDT, начинал в 80-е в Critical Art Ensemble[2]. Драматический актер по образованию, Домингес часто переносит хактивизм в область перформанса, поэтому EDT предлагается участвовать не только в фестивалях искусства новых медиа, но и в фестивалях перформанса. В феврале 2003 года мне посчастливилось наблюдать сценическое присутствие Рикардо Домингеса на конференции College ArtAssociation в Нью-Йорке. Домингес представлял Электронное Гражданское Неповиновение, будучи облачен в костюм мексиканского сапатиста — маску-балаклава. Он говорил громовым голосом, вставляя фразы и отдельные слова по-испански. Его завораживающая манера говорить была подчеркнуто театральна — прекрасно поставленная сценическая речь и классическое актерское образование были налицо.

Усиливая драматическое звучание своих перформансов, Домингес часто использует физическое действие -к примеру, он может писать мелом на доске компьютерный код, трансформируя сетевую практику в уличный театр. Хактивизм Домингеса вышел из агитбригад и политического театра — еще задолго до Critical Art Ensemble Домингес начинал как реальный активист кампании по борьбе со СПИДом, в самом начале эпидемии. Во время своих перформансов он часто дискутирует с аудиторией, рассказывает истории; его техника — своего рода «драматический» гипноз, который возвращает аудиторию в 1968-й.

 

«Другие» хактивизма

В 1998 г. ЮТ провел виртуальные демонстрации в поддержку мексиканских повстанцев-сапатистов на интернет-странице Пентагона, Франкфуртской фондовой биржи, президента Мексики Эрнесто Цедильо и Учебного центра Американской армии. В то время как более радикальные хакеры-революционеры останавливали работу серверов деструктивно, часто принося им реальный вред, участники EDT были более осторожными и призывали к «ненасильственному» протесту (согласно американским законам, заведомая остановка работы интернет-страницы может быть истолкована как хакерство, а хакерство ведет к пяти годам тюрьмы и штрафу в 25 000 $). Сетевые радикалы оспаривают действенность акций EDT, так как они только замедляют работу атакуемого сервера, не нанося никаких повреждений — серверы возвращаются к обычному режиму работы вскоре после атаки.

EDT отнюдь не единственный сетевой коллектив, исповедующий нет-арт-активизм. Группа The Yesmen деконструирует идеологию глобализации, пародируя официальные интернет-страницы Всемирного экономического форума. Другая группа, называющаяся The Bureau of Inverse Technology[3] вклинивается в передачи нью-йоркского национального публичного радио, чтобы передать свои радикальные сообщения. The Institute for Applied Autonomy[4] помогает уличным активистам избежать видеослежки на улицах Нью-Йорка. Во время одного из последних съездов глобалистов группа хакеров Virtual Monkeywrench[5] выкрала из интернет-страницы Всемирного экономического форума конфиденциальный список, содержащий телефоны, номера кредитных карт и другую конфиденциальную информацию на 27 000 участников, включая Билла Клинтона и Ясира Арафата.

 

Траектория музеификации

Судьба уникальна, ибо, в отличие от многих других хактивистских групп, деятельность EDT безоговорочно принимается как миром политического активизма, так и художественной сценой. EDT участвует во многих выставках и фестивалях искусства новых медиа. Члены группы выступают с докладами и лекциями на конференциях, в музеях и университетах По мнению Домингеса, они в первую очередь художники, а их проекты — продолжение эстетики радикального искусства, к тому же многие участники EDT еще до начала их деятельности в сети были известны как художники и теоретики искусства.

В настоящее время сетевое искусство подвергается агрессивной музеификации. Сегодня нет-арт курируется и выставляется не только в новомодных гетто, но и в художественных галереях и музеях, включая две последние биеннале Уитни. Нет-арт, кажется, вскоре полностью разделит участь концептуализма, эстетическая и политическая платформа которого, заявленная в 60-х, была раздавлена его постепенной музеификацией, а затем и ком-модификацией. Музеификация притупляет политическое звучание даже хактивизма. Несмотря на то, что хактивизм вовлечен в индустриальную критику, он курируется не меньше, чем формальный, лишенный социального содержания техно-арт. Сегодня, когда музеификация сетевого искусства, включая его наиболее радикальные образцы, уже стала реальностью, нам, видимо, не придется долго ждать момента, когда галерейная система сделает из его произведений «предмет желания».

Примечания

  1. ^ «Электронный театр нарушения спокойствия» (англ). 
  2. ^ «Ансамбль критического искусства» (англ.).
  3. ^ «Бюро технологии инверсии» (англ).
  4. ^ «Институт прикладной автономии» (англ.).
  5. ^ «Виртуальный гаечный ключ» (англ).
Поделиться

Статьи из других выпусков

№106 2018

Искусство безгосударственного государства

Продолжить чтение