Выпуск: №101 2017

Рубрика: Исследования

Зеленый авангард: хакеры питания и кибераграрии

Зеленый авангард: хакеры питания и кибераграрии

Натали Еремиенко и «Environmental Health Clinic + Lab». «Межвидовой клуб приключений», 2010–2011

Аллисон Каррут. Доцент кафедры английского языка Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Сотрудничает с Институтом окружающей среды, Институтом общества и генетики, а также Центром по изучению гендерных особенностей женского пола. Автор таких трудов, как «Глобальные аппетиты: американская власть и литература еды» (2013), «Любительская культура, эпоха цифровых технологий: перспективы американского движения по защите окружающей среды», «Исследования литературы и питания» (в соавторстве с Эми Л. Тигнер) и долгосрочного проекта об экологических последствиях и об утопической риторике облачных вычислений. Медиаредактор журнала «Resilience: вопросы экофилологии». Живет в Лос-Анджелесе.

Суперкомпьютер «Spice-mix» — мощная высокоскоростная пищевая машина, позволяющая создавать, распечатывать и дегустировать уникальные смеси специй, составленные из миллионов возможных комбинаций… Пользователи подключаются к персональному Обонятельному синтезатору, комбинируют и сравнивают запахи из международной базы данных специй, затем выбирают наиболее понравившиеся. После того, как компьютер обрабатывает выборку и печатает съедобный результат, пользователи несут свои контейнеры специй к стойке БетаДегустатор™, где делятся рецептами и ощущениями… Специи — один из старейших способов дистанционной коммуникации на планете, но обычно мы не считаем их информацией, которую можно комбинировать и распространять, или формой общения между людьми.
Центр геномной гастрономии[1]

 

Зак Денфельд и Кат Крамер — люди энциклопедических знаний. Они изучали дизайн и экологическую политику, культурологию, программирование и молекулярную биологию. В 2011 году этот трансатлантический дуэт основал «Центр геномной гастрономии» (ЦГГ) для изучения «альтернативного кулинарного будущего»[2]. Выступая посредником между агробизнесом и движением «Медленная еда» (слоуфуд), ЦГГ объединяет любительскую науку и мультимедийное искусство посредством материальных прототипов (таких, как суперкомпьютер «Spice-mix» и торговые автоматы «Seed-o-matic») наряду с более спекулятивными проектами (например, небольшой журнал «Food Phreaking» и проектные схемы для гипотетической «Community Meat Lab»)[3]. Основными в творчестве ЦГГ являются интерактивные перформансы: от кулинарных конкурсов в стиле телепередачи «Железный повар», основной ингредиент в которых — искусственное мясо, до «Клуба ужинов планетарной скульптуры», чье весьма нетрадиционное меню исследует историю и возможное будущее гастрономии[4]. Из приложения к суперкомпьютеру «Spice-Mix» становится очевидно, что организующим звеном в разнородном портфолио ЦГГ является не что иное, как биохакерство, то есть перформативное, нетрадиционное использование биотехнологий, способствующее развитию площадок для проявления гражданской активности и экспериментирования. В случае ЦГГ биохакерство, похоже, нацелено прямо на создание альтернатив корпоративной пищевой промышленности. Хотя критики к подобному творчеству применяют такие понятия, как «тактические медиа» и «биоискусство», в данном эссе утверждается, что художников, подобных Денфельду и Крамеру, точнее определять как представителей нового зеленого авангарда, истоки которого восходят к дадаизму, неодадаизму и традициям американского камерного театра[5].  Наряду с ЦГГ (базирующимся в Портленде), среди лидеров зеленого авангарда: «Environmental Health Clinic + Lab» (Нью-Йорк), «Fallen Fruit» (Лос-Анджелес), «Futurefarmers» (Сан-Франциско), Линдси Келли (Сидней и Сан-Франциско), Джон О’Ши (Ливерпуль), «Terreform ONE» (Бруклин) и «Проект выращивания живой ткани и искусства» (Перт). Связав это современное движение с историческим авангардом, можно многое добавить к исследованиям как модернизма, так и культуры питания. С одной стороны, это помогает выявить лакуны в ранних литературных и художественных обращениях к теме гастрономии, более того, подчеркивает исторические различия в авангардных эстетиках и городских пищевых культурах как в начале ХХ, так и в начале ХХI веков. С другой стороны, побуждает ученых к изучению того, насколько важны вкус и культивация (так же, как еда и фермерство) для модернизма в целом.

some text
«Центр геномной гастрономии» в сотрудничестве с Эммой Конли и Халли Робертс. «Seed-o-matic», 2013.
Прототип торгового автомата. Страница в сети с опубликованными миссией, демонстрационным видео
и изображениями передвижного автомата, установленного в Портленде, Орегон

Ученые начали изучать аспекты, связанные с питанием, в текстах модернистов и писателей-фантастов, в том числе у Генри Джеймса, Джеймса Джойса, Ф.Т. Маринетти, Лорин Нидеккер и Гертруды Стайн[6]. Эти недавние исследования показывают, что у этих писателей (за исключением Нидеккер) на передний план выдвигается не сельское хозяйство, а кулинарные традиции, в то время как экологические проблемы оказываются в стороне. Как замечает Сесилия Новеро в «Антидиетах авангарда», футуристические проекты о еде концептуализировали ее, превращая в несъедобную[7].  Главным образом, такие романисты высокого модернизма, как Джеймс, и такие фигуры авангарда, как Стайн, рассуждают о телесных и символических аспектах приема пищи, игнорируя связь между практиками потребления и тем, что социологи называют пищевыми системами (куда входят условия труда в сельском хозяйстве, инфраструктура распределения и так далее). Для сравнения: члены зеленого авангарда, которым посвящено это эссе, экспериментируют с культурными, технологическими и экологическими аспектами мира съестного как раз для утверждения новых пищевых систем. Для обозначения подобного направления ЦГГ изобрел термин «кибер-аграризм». Этот термин отсылает к движению за аграрную реформу таких американских писателей-экологов, как Венделл Берри, выступающих за мелкомасштабное органическое земледелие и сельское хозяйство, поддерживаемое местными общинами (СХМО), но смещает акцент с типично пасторальных симпатий подобных писателей к сельской жизни на смычку с городским бытом и высокими технологиями, упирая на парный ингредиент того, что ЦГГ называет «превосходством общинного товарищеского производства над промышленными моделями»[8].

Но что делает ЦГГ и его соплеменников авангардными? Как я поясню ниже, хакеров питания и кибераграриев XXI века можно причислить к авангарду благодаря общей для них практике использования эстетики коллажа, концептуального искусства и хепенинга, то есть эстетики, корни которой уходят в авангардистские течения прошлого и целью которой является призыв к радикальным социальным переменам. В этом смысле зеленый авангард противопоставляет себя «модернистской кухне» — фраза, ставшая торговой маркой гастрономических новшеств звездных шефов вроде Феррана Адриа из известного испанского ресторана «El Bulli». Натан Мирвольд, бывший технический руководитель Майкрософта и автор кулинарной книги «Модернистская кухня», придумал этот термин для определения так называемой молекулярной гастрономии как наследницы модернизма времен информационной эпохи. Технологии таких шефов, как Адриа (который на самом деле дистанцировался от термина «молекулярная гастрономия»), несомненно, представляют собой экспериментальное отступление от общепринятых техник готовки и ресторанных ритуалов. И все же использование слова «модернистский» наряду с «современный» и «инновационный» для описания таких бе­зумно дорогих ресторанов, как «El Bulli», выявляет изначальную коммерческую суть этого культурного феномена[9]. Историк питания Рейчел Лаудан в своем эссе 2001 года похожим образом применяет понятие «кулинарный модернизм», чтобы воздать должное современной науке о еде и подвергнуть критике «кулинарных луддитов», которые, выступая за «медленную еду», игнорируют тяжелые условия труда и «монотонность» диет традиционных пищевых систем[10]. В ответ на это прославление модернистской кухни и современной гастрономической науки я предлагаю альтернативную генеалогию пищевой жизни после смерти модернистской и авангардной эстетики в работах хакеров питания и кибераграриев.

some text
Кат Крамер и «Центр геномной гастрономии». «Community Meat Lab», 2009

В своем эпохальном труде по историческому авангарду Питер Бюргер описывает дадаистские практики коллажа и реди-мейда (обыкновенные, промышленно изготовленные предметы Марселя Дюшана) как вызывающие ассоциации с рецептами. «Не случайно, — поясняет он, — инструкции и [Тристана] Тцара по написанию дадаистского стихотворения, и [Андре] Бретона по автоматическому письму имеют характер рецептов. С одной стороны, в этом кроется полемика с исключительностью индивидуальной креативности художника, с другой, рецепт следует воспринимать буквально как указание на возможную активность реципиента»[11]. Дополняя тезис Бюргера, Кайла Томпкинс утверждает, что кулинарный рецепт сам по себе — это поэтическая и перформативная художественная форма. Являясь набором практических указаний, рецепт объединяет в себе формулу (сродни указаниям Тцары) и интерактивный метод экспериментирования (сродни автоматическому письму Бретона)[12]. В недавно вышедшей книге «Нетворческое письмо» поэт Кеннет Голдсмит, в свою очередь, связывает эти две культурные области — экспериментальную эстетику и приготовление пищи, замечая, что такие писатели и художники-неодадаисты 1960-х, как Сол Левитт, «сменили муки творчества на метод», когда создавали «рецептурное искусство», которое любой мог повторить, адаптировать или исполнить тем или иным способом[13]. Как мы увидим, современные художественные коллективы вроде ЦГГ задействуют эти негласные связи между кулинарными формами и авангардными техниками, подгоняя реди-мейд и перформативное искусство под задачу трансформации пищевых систем.

Современник Левитта Аллан Капроу, известный своими быстротечными хепенингами, вовлекающими зрителей в процесс создания произведений, являет, пожалуй, наиболее подходящую иллюстрацию того, каким образом зеленый авангард как наследует своим предшественникам ХХ века, так и отступает от них. Хепенинг Капроу «Еда» в пещерах пивоварни «Эблинг» в Бронксе проходил в течение двух уикендов в январе 1964 года. Посетители записывались на часовые визиты, чтобы увидеть интерактивную временную инсталляцию, где им предлагали еду, которую нужно было потреблять вне знакомых общепринятых норм приема пищи на публике. Например, в одной из зон женщина «сидела у маленькой электрической сковороды и жарила нарезанные бананы в коричневом сахаре. Если зритель просил попробовать, она давала их ему, но не разговаривала с ним»[14]. Адриан Хенри подчеркивает театральное, хотя и будничное качество таких хепенингов, как «Еда»: «Был сделан плакат — одновременно объявление и рабочий сценарий события; сценка подготовлена и сыграна; информация о ней распространена. Аудитория состоит из исполнителей»[15]. Подобная характеристика, подчеркивающая важность как самого творческого процесса, так и участия зрителей в неодадаистских «инвайронментах» (как называли временные инсталляции вроде «Еда»), напоминает поведение современных хакеров питания вроде ЦГГ, которые создают театральные, но при этом будничные хепенинги, отражающие характерные для ХХI века условия товарного сельского хозяйства, биотехнологий и корпоративной пищевой индустрии.

Умозрительный проект под названием «Community Meat Lab», зачинатель которого Кат Крамер из ЦГГ, показывает, как движение, зеленого авангарда адаптирует хепенинг шестидесятых и близкие ему авангардные формы к новому социальному ландшафту. «Community Meat Lab» — это ряд рисунков, изображающих общественный огород и полуавтоматическое устройство для изготовления искусственного мяса (растущая область научных исследований) и моделирующих обескураживающее слияние биотехнологий и движения слоуфуда с его защитой продуктов ручного производства, совместных трапез и небольших фермерских хозяйств. «Community Meat Lab» — это намеренно фрагментированный коллаж из слов и образов, оперирующий в описанной Бюргером авангардной традиции и предлагающий зрителям или пользователям набор инструкций для участия в актах созидания, то есть своеобразный рецепт. В отличие от дадаистских коллажей и неодадаистских хепенингов, рецепты ЦГГ отчасти буквальны. То есть приготовление пищи, выращивание продуктов питания являются одновременно и эстетической почвой, и материальной средой «Community Meat Lab». Ее создатели не просто стремятся провести кратковременный социальный эксперимент в духе проекта Капроу «Еда», но надеются коренным образом изменить социальные отношения в целом и, в частности, индустрию общественного питания.

some text
Кат Крамер и «Центр геномной гастрономии». «Community Meat Lab», 2009

Расположенный в Атланте дизайн-коллектив, проводящий эксперименты с использованием роботизированных технологий при мелкомасштабном производстве продуктов питания, «growBot Garden», созданный на базе Технологического института Джорджии, прямо озвучивает это начинание: «Могут ли дизайн и инженерия сыграть сегодня свою роль в переходе к более экологически чистым способам ведения сельского хозяйства? Какие виды продуктов, услуг и систем понадобится создать и спроектировать для проведения подобного переворота?»[16]. Ответ «growBot Garden» и ЦГГ — адаптировать (или «взламывать») инструменты биотехнологии, естественных наук и компьютерной инженерии, перенаправляя их на общественно подрывные цели, что приведет не только к переосмыслению, но и к переоснащению существующих систем. В их общей риторике можно обнаружить не только радикальную эстетику дадаизма, но и глянцевый язык Кремниевой долины, особенно во фразах о «проектировочном мышлении» и «быстром прототипировании». Хотя эта критика небезосновательна, зеленый авангард переплетает эстетические и технологические формы экспериментирования с целью переосмысления привилегированного в современных обществах статуса высоких технологий. Такие проекты, как «Community Meat Lab», ставят под сомнение деление на высокие технологии и аналоговые инструменты (велосипеды, ручные тележки, парники и так далее) и побуждают нас осмысливать съедобную флору и фауну как неконтролируемые технологии. Подобным образом прототип «Cheese Computing» коллектива «growBot Garden», выставленный O1SJ Biennial — фестивале искусства и технологий в Сан-Хосе в 2010 году, используя рудиментарные сенсорные технологии, предъявлял и собирал данные о микробиологических изменениях, происходящих в сыре. На первый взгляд, кажется, что этот проект возводит вычислительные технологии и цифровые данные в разряд фетиша. Однако намеренно причудливые и несуразные качества экспоната ломают логику агробизнеса, расценивающего мир пищевых продуктов как средство, которое формируют эксперты, а корпорации превращают в товар. «Cheese Computing» переворачивают эту логику с ног на голову, создавая такой хепенинг, в котором обыкновенные потребители и отличные от людей организмы (молоко и микробы) становятся агентами пищеведения. Подобно тому, как участники «Community Meat Lab» разбивают процесс выращивания лабораторного мяса на простые этапы, которые могут быть осуществлены в домашних условиях, сырный хепенинг «growBot Garden» наглядно демонстрирует действующую силу тех элементов, которые Джейн Беннет называет «съедобной материей»[17].

Впрочем, эти проекты преследуют радикальное переустройство современного искусства — через обращение к историческому авангарду — в той же мере, что и перемены в представлениях о питании и сельском хозяйстве. Характеристики, данные выше, — «причудливые» и «несуразные», говорят в пользу художественной интервенции, которую осуществляет зеленый авангард. Сианн Нгаи относит эти две эстетические категории (причудливость и несуразность) наряду с умильностью, шутовством и интересностью к числу второстепенных понятий вкуса, которые исследовались гораздо меньше, нежели такие главные эстетические категории, как прекрасное, возвышенное и ущербное. Хотя Нгаи считает, что второстепенные понятия вкуса оказались подвержены коммерциализации в дизайне и рекламе пищевых продуктов, особенно со времен Второй мировой войны, она показывает, что авангард давно использует эти «маргинальные» эстетические категории для того, чтобы сопротивляться «легкости, с которой рыночное общество превращает искусство в “кулинарный” товар, сразу же оказывающийся на эстетическом кончике языка»[18]. В то время как авангард прошлого противостоял метафорической вкусовой привлекательности объектов искусства, зеленый авангард сегодня задействует второстепенные вкусовые категории, чтобы нарушить вкусовую привлекательность фастфуда и продуктов агробизнеса, с одной стороны, и слоуфуда и кухни «с фермы на стол», с другой.

some text
«Центр геномной гастрономии» «Food Phreaking». № 00, 2013. Оформление страниц

Данное усилие становится явным в манифестах и мультимедийных книгах художника, которые выпускает ЦГГ и, в режиме открытого доступа, Creative Commons, поощряет других к участию в распространении без ограничения. Среди этих проектов — «Food Phreaking», небольшой журнал, принявший форму малоформатной художественной книги (номер 00, выпущенный летом 2013, имеет размер около 10 на 12 см). Истоки «Food Phreaking» говорят сами за себя: месячное проживание в Сингапуре в 2012 году, который Денфельд и Крамер «исходили вдоль и поперек» для «знакомства с архитекторами, предпринимателями, студентами, фермерами, шеф-поварами, неформалами и учеными». Это позволило им получить знания как от аграриев, так и от технологов[19]. Обнаружив «мало пересечений» между этими сообществами, Денфельд и Крамер задумали «Food Phreaking», чтобы (как и в большинстве других их работ) создать площадку, на которой представители этих сообществ встречались бы за «экспериментами, разработками и исследованиями человеческих пищевых систем». Первый номер включает в себя тридцать восемь виньеток (или иллюстраций). Каждая объединяет изображение и фрагмент текста. Они структурированы вокруг четырех обобщающих категорий: «А: Легальное и в свободном доступе», «Б: Нелегальное и в свободном доступе», «В: Нелегальное и в закрытом доступе» и «Г: Легальное и в закрытом доступе». Розово-коричневая цветовая палитра книги и головокружительное разнообразие иллюстраций — формальная тактика для того, чтобы представить себе варианты пищевого будущего, которые не попадают в установленные категории в рамках агропищевых систем, будь это агробизнес и полуфабрикаты или органическое фермерство и «медленная еда». Содержание не менее впечатляющее: иллюстрации включают инструкции того, как готовить свекольную кожуру; заметку о росте числа нелегальных торговых автоматов сырого молока в Европе; два упоминания о сомнительном брендинге сырных продуктов Крафта; сатира на то, как сеть азиатских фьюжн-ресторанов «Momofuku» пытается запатентовать корейские слова, использующиеся в названиях блюд; и, наконец, отсылка к использованию самим ЦГГ патентованной генно-модифицированной рыбы GloFish (изначально предназначенной для декоративных аквариумов) в мероприятиях, которые можно было бы назвать суши-хепенингами.

На первый взгляд четыре обобщающих категории «Food Phreaking» противопоставляют собственнические, патентованные и коммерческие пищевые режимы (в особенности режим трансгенных или генетически модифицированных организмов [ГМО]) общественному, активистскому и художественному вмешательству в них. Например, десять виньеток, собранных в группе «Б: Нелегальное и в свободном доступе», объединены подзаголовком «Кулинарное гражданское неповиновение и ингредиенты вне закона», а те, что собраны в группе «Легальное и в закрытом доступе», предлагают иллюстрации «запатентованной пищевой инженерии и пищевого дизайна с закрытым исходным материалом». Однако при близком изучении видно, что «Food Phreaking» путает собственные разграничения, чтобы подчеркнуть, с какой легкостью «открытые» технологии и практики становятся «закрытыми», а также чтобы смоделировать вариативные и адаптивные тактики биохакерства агробизнеса. Так, в разделе «Легальное и в открытом доступе» мы находим комментарий о происходящем в последнее время нарушении давнего принципа невозможности получения патентов на рецепты (принцип, обсуждаемый Томпкинс), в то время как корпорации пытаются «легальными способами приватизировать продукты общественной пищевой культуры»[20]. В этом разделе также есть ссылка на помидоры сорта «Big Rainbow» фирмы «Burpee», которая предлагает читателю больше узнать об этой популярной негибридной линейке семян помидоров. «Burpee» — сравнительно небольшая фирма, занимающаяся выращиванием и продажей семян без ГМО, которая, тем не менее, прибегает к патентованию растений и регистрации товарных знаков для того, чтобы сохранить право собственности на такие семена, как помидоры сорта «Big Rainbow». Таким образом, этот пример указывает на сложные взаимоотношения между мелкомасштабным сельским хозяйством и открытыми пищевыми системами[21]. Кроме того, в категории «Нелегальное и в свободном доступе» есть страница, посвященная хепенингу 2011 года биохудожника Адама Зарецки, когда «участники брали домой пророщенные бобы, которые они татуировали прошитыми ДНК чернилами, чтобы выращивать собственных съедобных мутантов». Она занимает разворот с фотографией кукурузного поля и описанием незаконного — но далекого от открытости (в смысле публичном и некоммерческом) — распространения химической компанией «Dow» в 2011 году генетически модифицированных семян, которые Управление по контролю за продуктами и лекарствами не одобрило к продаже. Используя авангардные методы коллажа и коллективного авторства, которые также похожи на распространение рецептов, изображая в миниатюре разноплановый набор методов, позволяющих усомниться в статусе-кво еды и вообразить различные варианты будущего пищевой индустрии, журнал «Food Phreaking» призывает читателей критически подойти к устоявшемуся разделению еды на «плохую» и «хорошую».

Этот небольшой журнал (который, что остроумно, действительно мал по размеру) дает возможность ознакомиться с полным спектром работы ЦГГ, включающим в себя хепенинги, происходящие в режиме реального времени, мультимедийные книги художника и совместные проекты с другими группами фудхакеров (одно из которых привело к организации выставки «Съедобное: вкус будущего», прошедшей в 2012 году в Дублине). «Food Phreaking» издается в печатном и цифровом форматах и показывает практический и при этом спекулятивный, технологически продвинутый и одновременно социально-оппозиционный характер ЦГГ. Эти характеристики применимы к зеленому авангарду в целом. Так, например, дизайн-студия и художественный коллектив из Сан-Франциско «Futurefarmers» создал в Филадельфии временную инсталляцию «Soil Kitchen» — симулякр общественного центра, где группа проводила коллективные семинары по строительству ветровых турбин, замерам почвы и компостированию, которые при этом выходили за пределы физического пространства инсталляции и охватывали социальные сети и организованные встречи, посвященные сельскому хозяйству в городских условиях.

some text
«Futurefarmers». «Soil Kitchen», 2013. Фотография помещения, Филадельфия

Параллельно с «Soil Kitchen» и «Клубом ужинов планетарной скульптуры» ЦГГ, основательница «Клиники экологического здоровья + лаборатории» Натали Еремиенко организовала «Межвидовой клуб приключений». Этот проект представляет собой серию кулинарных хепенингов, ставящих модернистскую кухню в радикально новый контекст (особенно технологии молекулярной гастрономии) посредством внедрения в нее ингредиентов диет, свойственных местной фауне, — от трав, важных для питания определенных видов птиц, до водорослей, которыми питаются популяции земноводных — что побуждает участвующих едоков пережить кухню как нечто неразрывно экологическое и технологическое. В обозначенной миссии «Futurefarmers» раскрывается авангардистское видение, объединяющее оба проекта: «Хотя мы сотрудничаем с учеными и интересуемся научными исследованиями, <…> предлагая проекты, вовлекающие зрителей, мы создаем пространства и впечатления, в которых исчезает логика предписанной ситуации»[22]. Именно здесь, в стремлении разорвать превалирующую логику сельскохозяйственной науки и агробизнеса, эти ориентированные на питание коллективы художников показывают свою приверженность историческому авангарду и, что наиболее показательно, принципам нелогичности и бессмыслицы, а также непродаваемости и коллективизму, которые были важны для дадаистских реди-мейдов и неодадаистских хепенингов. Хотя тематическое содержание зеленого авангарда разительно отличается от того, что интересовало Дюшана и Капроу, он разделяет с историческим авангардом провокационную практику разрушения застывших границ между художником и зрителем, художественным творчеством и повседневным опытом.

Называя движения хакеров питания и кибераграриев XXI века наследниками традиций авангардных методов коллажа, реди-мейда и хепенинга, мы соотносим зеленый авангард с тем периодом в американской культуре 1960-х годов XX века, когда хепенинги неодадаистов и представителей течения, обозначенного Уорреном Беласко «контркухней», были близки, хотя и не полностью пересекались[23]. Контркухня соединяла активизм и напоминающие хепенинги коллективные перформансы: во время протеста в апреле 1969 года в Народном парке в Беркли члены импровизированной Парковой комиссии имени Робина Гуда нелегально сажали семена овощей, деревья и дерн, устанавливали столы и лавки для пикника[24]. Кроме того, в тот же период в маленьких подпольных журналах различные авторы (от Элис Уотерс до автора, пишущего под псевдонимом «Салли Сой Бин») печатали «уничижительную критику “обдираловки” и “отрав” агробизнеса»[25]. Эта близость авангардного искусства и пищевого активизма в 1960-х настолько потускнела, что самая известная контркухня в современной американской культуре — слоуфуд — потихоньку отказывается от экспериментальных эстетики и техники в пользу традиционализма и ремесленничества[26]. Прокладывая вехи нового авангарда, реанимирующего как дадаизм, так и контркухню 1960-х, сегодняшние фудхакеры и кибераграрии отрицают культурное деление на ремесленничество и инновации, на искусство и науку. Другими словами, такие группы, как «Центр геномной гастрономии», населяют культурное пограничье между авангардным искусством и пищеведением.

 

Перевод с английского МАРИИ МАЦКОВСКОЙ

Примечания

  1. ^ Center for Genomic Gastronomy. Spice Mix Super-Computer. Доступно по http://genomicgastronomy.com/work/2012-2/spice-mix-super-computer/. Ссылки здесь и далее приведены по состоянию на май 2015.
  2. ^ Center for Genomic Gastronomy. About. Доступно по http://genomicgastronomy.com/about/.
  3. ^ «Seed-o-matic» был создан совместно с Эммой Конли и Халли Робертс, студентками магистерской программы по коллективному дизайну Колледжа искусств Тихоокеанского Северо-Запада. Center for Genomic Gastronomy. SEED-O-MATIC. Доступно по http://genomicgastronomy.com/work/projects/seedomatic/. «Community Meat Lab» была создана членом группы Катрин Крамер, см. Kramer C. Community Meat Lab // Call Me Cat, доступно по http://callmecat.com/index.php/page/view/community_meat_lab.
  4. ^ Два перформанса «Клуба ужинов планетарной скульптуры» ЦГГ включают в себя мероприятия в Бангалоре, Индия (2011), и Портленде, Орегон (2011, в сотрудничестве с клубом ужинов «Особая снежинка» и сосисочной «Горилла»).
  5. ^ Я, прежде всего, подразумеваю новаторское определение тактических медиа, которое дала Рита Рейли: новые проекты в области медиаискусства и дизайна, в которых «практика проектирования, скорее, чем спасения мира — это еще одна модель политической вовлеченности, имеющая элементы разрушительности… и элементы других моделей политической организации, опирающихся на коллективность и солидарность». Raley R. Tactical Media // Electronic Mediations. Edited by Katherine Hayles, Mark Poster, and Samuel Weber. Minneapolis: University of Minnesota Press, 2009. P. 30. Рейли определяет тактические медиа как метод виртуозного исполнения в значении «интеллектуального труда, который проявляет себя в виртуозных исполнениях, нежели в результативных продуктах» (P. 6). По литературе о биоискусстве см. в особенности Bardini T. Junkware. Minneapolis: University of Minnesota Press, 2011, выпущенную в серии «Posthumanities» под редакцией Кэри Вульфа; Carruth A. Culturing Food: Bioart and In Vitro Meat // parallax vol. 19 no. 1 (2013). P. 88–100; McHugh S. Real Artificial: Tissue-Cultured Meat, Genetically Modified Farm Animals, and Fictions // Configurations vol. 18 nos. 1–2 (2010). P. 181–197; Mitchell R. Bioart and the Vitality of Media. Seattle: University of Washington Press, 2010; Wald P., Clayton J. Editors’ Preface: Genomics in Literature, Visual Arts, and Culture // Literature and Medicine vol. 26 no. 1 (2007). P. vi–xvi; Zylinska J. Bioethics in the Age of New Media. Cambridge: The MIT Press, 2009.
  6. ^ См. Carruth А. Global Appetites: American Power and the Literature of Food. New York: Cambridge University Press, 2013. P. 49–89;  Fahy T. «I Cannot Live without a Macaroon!»: Food, Hunger, and the Dangers of Modern American Culture in Edna St. Vincent Millay’s Aria Da Capo // Modern Drama vol. 54 no. 1 (2011). P. 1–23; Fleissner J. Henry James’s Art of Eating // ELH vol. 75 no. 1 (2008). P. 27–62; O’Kane Mara M. James Joyce and the Politics of Food // New Hibernia Review vol. 13 no. 4 (2009). P. 94–110; Ngai S. The Cuteness of the Avant-Garde // Critical Inquiry vol. 31 no. 4 (2005). P. 811–847; Novero C. Antidiets of the Avant-Garde: From Futurist Cooking to Eat Art. Minneapolis: University of Minnesota Press, 2010.
  7. ^ Novero C. Antidiets of the Avant-Garde.
  8. ^ Denfeld Z. Cyberagrarianism: Tagging the Foodscape // Center for Genomic Gastronomy blog, August 27, 2013, доступно по http://genomicgastronomy.com/blog/cyberagrarianism-tagging-the-foodscape/.
  9. ^ Использование слова «модернистский» для описания таких ресторанов, как «Эль Булли», наряду с нью-йоркским WD50 и лондонской «Жирной уткой», повсеместно встречается в современных текстах о питании: Chang K. Food 2.0: Chefs as Chemists // The New York Times, November 6, 2007; Myhrvold N. The Art in Gastronomy: A Modernist Perspective // Gastronomica vol. 11 no. 1 (2011). P. 13–23.
  10. ^ Laudan R. A Plea for Culinary Modernism: Why We Should Love New, Fast, Processed Food // Gastronomica vol. 1 no. 1 (2001). P. 42. В использовании Мирвольдом и Лаудан термина «модернизм» для описания коммерческих и индустриальных кулинарных инноваций прослеживается связь с 1920-ми и 1930-ми, когда продавцы кухонной техники — от холодильников до электробытовых приборов — сделали слово «модернизм» условным обозначением «эффективного производства», «питательного топлива» и «продуктивных граждан». Parr J. Issue Introduction: Modern Kitchen, Good Home, Strong Nation // Technology and Culture vol. 43 no. 4 (2002). P. 657.
  11. ^ Бюргер П. Теория авангарда. Перевод с немецкого Сергея Ташкенова. М.: v-a-c press, 2014. С. 82–83.
  12. ^ Tompkins K.W. Consider the Recipe // J19 vol. 1 no. 2 (2013). P. 442.
  13. ^ Goldsmith K. Uncreative Writing. New York: Columbia University Press, 2011. P. 128–129. Со своей стороны, Сианн Нгаи предлагает трактовать авангардную практику в целом как подспудно кулинарную или «вкусовую» интервенцию в чрезмерно удобоваримые эстетические условности и вкусы; см. Ngai S. Cuteness of the Avant-Garde.
  14. ^ Kirby M. Allan Kaprow’s Eat // Sandford M. (ed.) Happenings and Other Acts. New York: Routledge, 1995. См. также Twilley N. Bronx Beer Caves // Edible Geography blog, December 27, 2009, доступно по http://www.ediblegeography.com/bronx-beer-caves/.
  15. ^ Henri A. Total Art: Environments, Happenings, and Performance. New York: Oxford University Press, 1974. P. 94.
  16. ^ growBot garden. About Us. Дата обращения 2 октября 2013, http://www.growbotgarden.com/about (страница более не активна).
  17. ^ Bennett J. Vibrant Matter: A Political Ecology of Things. Durham: Duke University Press, 2009.
  18. ^ Ngai S. Cuteness of the Avant-Garde. P. 831; Ngai S. Our Aesthetic Categories // PMLA vol. 125 no. 4 (2011). P. 948–958.
  19. ^ Kramer C., Denfeld Z. Preface // Food Phreaking 00 (2013). n.p.
  20. ^ Tompkins K.W. Consider the Recipe. P. 442.
  21. ^ См. US Patent and Trademark Office, Global Patent Search Network, s.v. «Burpee», доступно по http://gpsn.uspto.gov/#/search/q=Burpee&sort=score%20desc.
  22. ^ Futurefarmers. About. Доступно по http://futurefarmers.com/about/. Дата обращения 21 февраля 2013. (Хотя эта страница все еще активна, содержание изменилось и больше не содержит заявление «Futurefarmers»). См. также van der Leer D. Futurefarmers // Bomb 112 (2010). P. 36–37.
  23. ^ Belasco W. Appetite for Change: How the Counterculture Took on the Food Industry. Ithaca: Cornell University Press, 2007. P. 16–17.
  24. ^ Belasco W. Appetite for Change. P. 19–20.
  25. ^ Belasco W. Appetite for Change. P. 30.
  26. ^ Lindholm C., Lie S. You Eat What You Are: Cultivated Taste and the Pursuit of Authenticity in the Slow Food Movement // Osbaldiston N. (ed.) Culture of the Slow: Social Deceleration in an Accelerated World. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2013. P. 60.
Поделиться

Статьи из других выпусков

№82 2011

К грамматике чрезвычайного положения

Продолжить чтение