Выпуск: №14 1996

Без рубрики
ПразвукРайнер Мария Рильке

Рубрика: Выставки

Московская художественная ярмарка галерей «Арт-Москва»

Московская художественная ярмарка галерей «Арт-Москва»

31.05.96 06.06.96, ЦДХ, Москва
Московская художественная ярмарка галерей «Арт-Москва»

В 1996 году в российской художественной жизни произошло событие, которое свидетельствует хотя бы просто о том, что она постепенно приходит в норму. Последняя международная ярмарка, организованная фирмой APT МИФ, который начал столь успешное художествен но-ярмарочное дело на излете перестройки, как помним, прошла в Манеже вскоре после октябрьских столкновений 1993 года. Но период «бури и натиска» галерейного движения натолкнулся на неразвитость художественного рынка вне манежных стен, а сам APT МИФ не смог перенести экономических тягот, пришедших после начала реальных реформ в обществе, и избежать внутренних конфликтов. Почти трехлетнее отсутствие в Москве, ставшей ныне вполне признанным европейским художественным центром, мало-мальски серьезной ярмарки искусства было по меньшей мере странно. И вот в 96-м наконец-то свершилось. Фирма, ставшая известной в последнее время своими экспозициями компьютеров, дизайна и торгового оборудования, — «Экспо-парк», взяла на себя большую смелость и риск и ринулась в организацию арт-ярмарочного дела, которое пришлось поднимать практически с «нулевого цикла». Местом проведения «Арт-Москвы» выбрали ЦДХ, что разумно по нескольким причинам: во-первых, место это весьма посещаемо, во-вторых — аренда выставочных площадей в нем доступнее, чем в сегодняшнем Манеже, и, наконец, именно в ЦДХ в 1990 году состоялся дебют APT МИФа. Так что новые организаторы соблюли даже некую преемственность.

Какова же получилась в итоге ярмарка? Однозначно ответить непросто, но что можно утверждать — так это то, что «первый блин» комом вовсе не вышел.

Галерей на ярмарке оказалось 36, и к ним еще прибавились фирмы, занятые арт-сервисом (числом 8), и информационные стенды разного рода изданий, радио- и телепрограмм, так или иначе освещающих проблемы современного искусства. Среди этих последних были и энтэвэшные «Намедни», и СИВ «Российских университетов», и «Эхо Москвы»; газеты (от «АиФ» до «Коммерсант-Daily») и журналы — от «Домового» до «Арт-Престижа», от «Эстета» до, естественно, «ХЖ». Почти все эти СМИ «встали на ноги» за последние несколько лет, и это — несомненное «приращение» в культурной жизни, причем не только столицы России. Галереям, наиболее интересным выставкам и отдельным современным художникам сейчас в эфире и в журнально-газетном пространстве уделяется несравнимо больше внимания, чем еще совсем недавно. Так что с информационным обеспечением художественного процесса все обстоит неплохо.

Галереи, составившие «Арт-Москву», оказались очень разношерстными. Что общего, например, между «Риджиной» и «Каталогом» или между «Розой Азора» и «Нескучным садом»? Практически только их участие в общей недельной ярмарочной суете. Впрочем, при желании некую классификацию произвести все же было можно. В ярмарке не принимали участия две широко известные московские радикальные галереи: Марата Гельмана и Александра Якута — у каждого на то были свои резоны. Находящиеся в том же круге интересов галереи «Айдан», «L», «XL» и «Риджина» представили экспозиции-дайджесты своих недавних выставок, и поэтому практически каждый экспонат был уже знаком всем завсегдатаям их вернисажей. Например, работы Ивана Чуйкова, Игоря Макаревича, Александра Бродского, Сергея Волкова, Виноградова — Дубосарского, группы «Фенсо» и т. д. и т. п. То же можно сказать о стендах примыкавших к этой группе галерей «A3», «Утопия» («Агитарх») и об экспозиции «Московской студии». Если выступление «A3» было вообще каким-то малоубедительным (стенд был чуть ли не самым крошечным на ярмарке), то работы сообщества архитекторов во главе с Юрием Аввакумовым («Агитарх») и коллекция шелкографий актуальных художников (собрание «Московской студии») имели не столько ярмарочный, сколько музейно-выставочный вид. Отсутствие новизны на стендах тех, кто привык привлекать открытиями имен и идей, стало отличительной чертой прошедшей ярмарки. Вероятно, это связано с тем, что участие в «Арт-Москве» было рискованным в большей степени для уже раскрученных, а не малоизвестных галерей, и поэтому более опытные решили ограничиться уже проверенными именами и работами. Вероятно, именно поэтому эти галереи заняли первые места в рейтинге, составленном по итогам ярмарки (о нем — ниже).

Впрочем, нежелание риска затронуло не только радикальные, но и те галереи, чьи позиции располагаются на противоположном полюсе художественной жизни. Здесь явно ностальгировали по соцреализму («Новая галерея», «Форма», «Универсал Арт», «Замоскворечье», «Интер Арт Ринг»). В канун накаливших страсти президентских выборов экспозиции этих галерей выглядели особенно пикантно.

Между этими двумя полюсами располагалось множество галерейных экспозиций как довольно известных галерей, так и тех, что появились сравнительно недавно. Одни в основном демонстрировали вариации на темы символизма и сюра — кто удачнее и профессиональнее («М'АРС»), кто — эзотеричнее и явно для «своего круга» («Геоид»). Сюда же примыкали «Зеро», «Доминанта» и недавно возникшая экзотичная и театрализованная «Галерея Ночных художников».

Вообще театрализацию экспозиции на стенде можно считать также некоей общей особенностью прошедшей «Арт-Москвы». Таков был, например, стенд галереи наивного, но и серьезного искусства «Дар». Галерея «Сарт» представила довольно цельную экспозицию под общим названием «История русского салона», выстроив ее от Карла Брюллова до молодых художников А. Аверьянова и Н. Залозной. Кураторы «Сарта» трактуют понятие «салон» достаточно широко, и в таком случае под это определение можно было бы при желании «подверстать» половину ярмарочных экспонатов. Галерея «Нескучный сад» само открытие превратила в действо, а свой стенд — в театральную мизансцену «в беседке»: парковая скамья, барышни в платьях и шляпках по моде начала века. По стенам же были развешаны картины хорошо известных мастеров: Назаренко, Нестеровой, Льва Табенкина, Брайнина, Ситникова... Пожалуй, самым театрализированным, игровым на всей ярмарке был стенд галереи «Роза Азора», целиком состоявший из всевозможных зеркальных «фенечек» экстравагантного англичанина Эндрю Логана. Эти предметы и предметики постоянно привлекали внимание посетителей, которые сами могли разыгрывать любые мизансцены с помощью этих удивительных «штучек».

Кстати, не только «Роза Азора» представила на своем стенде одного художника. По этому же пути пошли и некоторые другие галереи, например «Герольд Энтерпрайз» («соло» Алексея Бегова), «Семь гвоздей» (работы Михаила Ромадина), «Галерея Ольги Хлебниковой» (проект с инсталляцией и панно Сергея Полякова). Пожалуй, наиболее оригинально поступила галерея РОСИ3О: она вывесила на своем стенде бельевую веревку, на которую прикрепила, как будто для просушки, редкие рисунки Сергея Эйзенштейна. Отдельную группу галерей представляли те, кто занимается и выставляет не столько современное, сколько так называемое «старое искусство». Тут и «Гелос», чей стенд был похож на дорогую антикварную витрину. На стенде «Каталога» было, наверное, больше всего работ знаменитых старых мастеров: Репин, Нестеров, Петров-Водкин, Рерих, Борис Григорьев, которые, хотя и вызывали понятный пиетет, но располагали как бы к домашнему общению с галеристами. «Ковчег» и «Московская палитра» собирают в основном работы 20 — 30-х годов как известных, так и незаслуженно забытых художников. Но если экспозиция «Ковчега» выглядела весьма камерно, поскольку экспонировались только жанровые тонкие акварели сестер Погоняловых 20-х годов, то «Московская палитра» предстала на ярмарке в своей второй ипостаси — галереи, имеющей прекрасную коллекцию живописи «семидесятников» (Нестеров, Константин Соколов) и «восьмидесятников» (Николай Филатов).

По итогам ярмарки организаторы провели опросы: экспертов-критиков, галеристов, посетителей... За редкими исключениями почти все эти опросы дали близкие результаты. Суммируя показатели нескольких рейтингов, получаем такую картину. Галереи: 1) «XL»; 2) «L»; 3) «Роза Азора»; 4) «Каталог»; 5) «Айдан»; 6) «Дар»; 7) «Московская палитра»; 8) «Риджина»; 9) «М'АРС»; 10) «Сарт». Нашли своих приверженцев и галереи «Ковчег», РОСИЗО, «Московская студия». Своеобразен подбор имен в рейтинге наиболее интересных художников «Арт-Москвы»: Игорь Макаревич, Эндрю Логан, Наталья Нестерова, Алексей Бегов, Андрей Костин, Иван Чуйков, Александр Виноградов и Владимир Дубосар-ский, Анатолий Журавлев, Александр Бродский, группа «Фенсо». Многим понравились старые мастера (Эйзенштейн, Рерих и другие), что выглядит не совсем уместно на ярмарке, где, главным образом, экспонируется современное искусство. Может быть, именно поэтому впредь решено разделять старое и современное искусство, по крайней мере в рамках «экспо-парковских» ярмарок. Ноябрьский «Антикварный салон» стал первым шагом в этом направлении.

Другой «ахиллесовой пятой» ярмарки стала ее исключительная «московскость». Но и на этот упрек вскоре был найден адекватный ответ: Российская ярмарка, прошедшая в конце ноября в том же ЦДХ на тех же площадях, что и «Арт-Москва». Ее заслуги все равно велики: ярмарка положила начало новому витку строительства отечественного художественного рынка в обстоятельствах, когда никто бы не смог такого предположить. А дальше, надо полагать, все пойдет как по маслу?..

Поделиться

Статьи из других выпусков

№109 2019

Недетское детское: цифровая культура, постправда и биополитика

Продолжить чтение