Выпуск: №4 1994

Рубрика: Ситуации

Чудесная публика

Чудесная публика

Генри Бонд. Кадр из фильма On the Busses, 1993 г.

Переход И (Искусства) от М (Модернизма) к П (Постмодернизму) узнает себя в категориях «снятия» ГВФГ (Георга Вильгельма Фридриха Гегеля) и «исчезновения» ЖБ (Жана Бодрийара); он санкционирован также декретом ФР (Французской Революции) при том, что приговор его благородному существованию вынес когда-то именно ГВФГ (Георг Вильгельм Фридрих Гегель), интуитивно прозревший его растворение в ССМ (Современном Светском Мире), т.е. его принадлежность уже не абсолютной, а экзистенциальной реальности. Пока мир переживал глобальные изменения, модернизируясь и капитализируясь, представления о будущем искусства приобретали все более светский характер, ибо на них не могли не воздействовать запросы ГП (Граждани-на-Потребителя), тяготевшего к идеалам СРБ (Свободы-Равенства-Братства). Иными словами, разворачивалась прогрессирующая демократизация языка искусства, неумолимо сводившего его к ПОП (Предмету Общественного Потребления). Следуя этим предпосылкам, искусство или то, что под ним понимают — ведь согласие насчет того, что такое искусство теперь уже недостижимо, сходит, в конечном итоге, с пути формы, идеологии или эксперимента и обращается к коммуникационной эстетике. Это справедливо как в отношении НК (Неоклассицизма), так и НГ (Неоготики), HP (Неоренессанса), а также прочих ППТДВ (Прото Постмодернистских Тенденций Девятнадцатого Века), которые, самоутверждаясь с помощью общеизвестных форм и языков, не делали тайны из того, что работают на пропаганду и коммуникацию. Не случайно НК (Неоклассицизм) становится пропагандистским в современном смысле слова, публицистикой порожденного ФР (Французской Революцией) НГК (Нового Государственного Курса). Искусство начинает сводиться к конкретному сообщению и заставляет ГЗ (Гражданина-Зрителя) заострять свое внимание на коммуникативном измерении. Однако НКК (Новый Курс Коммуникации) утверждается на только в ППДВ (Прото Постмодернизме Девятнадцатого Века), но и в ЭИ (Экспериментальном Искусстве), никогда не выпускавшем из виду роль ГЗ (Гражданина-Зрителя). Уже в Ип (Импрессионизме) становится исключительно важной НФ (Наводка Фокуса) на формальное содержание произведения. В этот период, как заметил относительно литературы в книге «Произведение искусства в эпоху его технического воспроизводства» ВБ (Вальтер Беньямин): «Читатель всегда готов стать автором». Но то же самое, исходя из приведенных примеров, можно сказать и про ГЗ (Гражданина-Зрителя), который, компенсируя исчезновение ауры произведения искусства его интерпретацией, превращается в свой собственный негатив — ГС (Гражданина-Соавтора).

some text
Ансельм Пенк. К-4. 1974

Что все это означает? То, что и сегодня процесс идет в направлении продуктивного ЭКР (Экзистенциально-Культурного Релятивизма). Это предвещает следующее столетие — как столетие коммуникации-информации, столетие ГЧ (Гражданина-Читателя), ГИ (Гражданина-Интерпретатора), ГЗ (Гражданина-Зрителя), о чем, впрочем, учит философская герменевтическая традиция ВБ (Вальтера Беньямина) + MX (Мартина Хайдеггера) + ГГГ (Ганса Георга Гадамера) + РБ (Ролана Барта) + УЭ (Умберто Эко) + ГРЯ (Ганса Роберта Яусса), где прочтение, интерпретация и видение в конечном итоге становятся факторами формообразования этого ПНП (Произведения-Не-Произведения), превратившегося ныне в КНФ (Концептуальное Нон-Финито) именно в силу того, что подвергается непрестанной интерпретации и формообразованию. В этом новом измерении неопределенности все движется к ЭКР (Экзистенциально-Культурному Релятивизму) — варьируется, мутирует, изменяется: ХО (Художественный Образ) движется, бежит, удирает, возносится, низвергается в Фт (Футуризме); дробится, раскалывается, распадается, видоизменяется в Кб (Кубизме); орет, кричит, вопит в Эс (Экспрессионизме); объективируется, овеществляется, опредмечивается, становится товаром в Дд (Дадаизме); отсюда же берет начало модерный жест МД (Марселя Дюшана) и РМ (Реди-Мейд), порождающие искусство, которое уже не имеет ничего общего с предшествующим формообразующим актом художника, но рождается в акте интерпретации, акте ХК (Художника-Критика), где художественные проблемы решаются с позиции наблюдателя. И поскольку, как сказал МД (Марсель Дюшан): «Художник может орать на весь свет о своем гении, однако ему все равно придется ждать... вердикта зрителя, чтобы его имя попало в учебники истории искусства», то из этой данности происходит переход к ВА (Вторичному Автору), к ГКС (Граждан и ну- Критику-Соавтору), который своим выбором, своим указанием активирует новый процесс: критика, благодаря центральному месту, которое она теперь занимает, ставит — и не только теоретически — произведение на пьедестал. Здесь берет начало процесс раскола, тотального перехода художественного творчества от руки к рассудку, эстафета от одной головы к другой, в которой обезглавленный ПА (Первичный Автор) уступает место ВА (Вторичному Автору), а ПП (Произведение-Подлинник) — ВП (Вторичному Произведению) при прогрессирующей утрате своей ценности, в силу чего за иллюзией центрального положения, которое произведение якобы занимает в современности, обнаруживается только этот непрестанный процесс деклассирования знаков, о чем и сказал ТТ (Тристан Тцара): «Предстоит преодолеть гигантскую деструктивную, негативную работу... Говорю совершенно серьезно: искусство — вещь несерьезная».

some text
"Premiata Ditta". Вращающийся щит с рекламным текстом

Действительно, в первой половине века, так сказать, до Уорхола, еще можно было обманываться насчет существования ПМС (Произведения Миро Символа): ПП (Пабло Пикассо) — «Девушки из Авиньона» — искусство; «Герника» — мир; МД (Марсель Дюшан) — «Писсуар» — искусство; КМ (Казимир Малевич) — «Белый квадрат на белом фоне» — искусство; ЭУ (Энди Уорхол) — «Мери- лин» — мир. Но это меньшинство: отныне и впредь обман разоблачен, поскольку мы уже не можем честно говорить о ЦП (Центральном Произведении), так как со все возрастающей скоростью происходит переход от ПНФ (Произведения Нон-Финито) к КП (Концу Произведения), к форме, растворенной в интеракции-коммуникации. И нет ничего удивительного в том, что, начиная с 70-х годов, уже не может быть и речи о единичных произведениях, которые бы знаменовали собой эпоху или некую общую теоретическую подвижку в искусстве, как это было, в намерении, во времена модернизма, поскольку произошел переход к более или менее продуктивному постмодерному стилизму, где ОП (Отдельное Произведение) более не важно, а существенно лишь ГП (Генеральное Произведение), в котором отдельные работы все одинаковы и утверждают СКП (Социал-Капитал-Произведение) в качестве СД (Серийной Дифферентности).

В самом деле, мы больше не вспоминаем о РП (Решающем Произведении), например, применительно к ДС (Дэвиду Солле), ПХ (Питеру Хейли), МК (Майку Келли), об их ЗП (Знаменательных Произведениях), делающих ставку на единичность, становящихся отправной точкой для художественной теории, как это было в случае «Сушилки для бутылок» Дюшана, или для мифологии жизни, как это было с бутылкой кока-колы Уорхола. Теперь они важны лишь для стиля — будь то ФКО (Франческо Клементе-Ориентальный) или же АРПП (А.Р.Пенк-Примитивный)[1]. Уже никто не делает в модерном духе ПМС (Произведения-Миро-Символа), поскольку все становится постмодерно: СМ (Социальный Материал), предназначенный для потребления в процессе коммуникации ГЗ (Гражданином-Зрителем), находится в состоянии ЭШР (Экзистенциально-Шизофренического Раскола) — ситуации все более прозрачной и все более пронизанной растущими в объеме и количестве ПИ (Произведениями Интерактивными). К модерному исчезновению БА (Беньяминовской Ауры) присовокупляется на только БИИ (Бодрийаровское Исчезновение Искусства), но и следующий за ним траур по УХ (Утрате Художника), тоже превращенного в материал, из которого, однако же, опять должно что-то родиться.

Итак, если М (Модернизм) инициировал процесс последовательного разрушения художественной формы, КП (Конца Произведения), то П (Постмодернизм) предлагает нам на рубеже века и тысячелетия ТХ (Труп Художника), почему ЭЮ (Эрнст Юнгер) и советует художникам и поэтам спать ближайшее столетие. В постмодернизме ПВ (Публика Воспринимающая) совершает акт окончательной трансформации, к которому побуждала, среди прочего, идея AIE (Art is Easy), рекомендуемая ДК (Джузеппе Кьяри), а поскольку произведения больше не существует, ему не остается ничего иного, кроме как работать с последним оставшимся материалом, его формовать, интерпретировать — речь идет о самом художнике.

some text
Дверь в класс Йозефа Бойса
в Дюссельдорфской академии художеств

Действительно, в эти последние годы более чем когда-либо формируется спрос не столько на НП (Новые Произведения), сколько на X (Художников), которых публика, социум капиталистически потребляет, ставит на пьедестал и сбрасывает с него, сообщая им в течение нескольких месяцев ФСТЯ (Форму-Смысл-Тело-Язык), точно так, как это делается с материалом — посредством Рп (Рукоплескания). Таким образом, происходит переход от ЗСМ (Западной Социальной Массы), типичной для модернизма, к ЧОП (Чудесной Ориентальной Публике) постмодернизма, участвующей в большой игре интерпретации и формообразования, где все могут стать и становятся ЗАТУ (Зрителями-Авторами Третьего Уровня), совершая переход от ГХС (Гражданина-Художника-Соавтора) модернизма к ГХА (Гражданину-Художнику-Автору) постмодернизма, откуда и проистекает ЭЗФЛ (Эстетика Забытых Фотографий Людей) ГБ (Генри Бонда) или же УОЛ (Удовольствие от Общения с Людьми) PD (Premiata Ditta).

Таким образом, осуществляется ММ (Мечта Модернизма) многочисленного ЛА (Левого Авангарда) — греза об искусстве, которое сможет сообщать качество жизни: активный проект ДБ (Джозефа Бойса) НМ (Народной Массы), становящейся немножко художником, осуществляется в состоянии ЧП (Чудесной Публики). Постмодерные люди капиталистически потребляют самих себя и собственную творческую социальность в акции КЭ (Караоке Экзистенциальный) — источнике РБЗ (Равенство-Братство- Законность), воплощении искусства, одинакового для всех, творимого всеми, кто глядит на восток, т.к., по словам СШ (Созо Шимамото): «Мы располагаемся не по вертикали — сначала я, затем ты; а по горизонтали — здесь я, там ты; а горизонтальные отношения свободны».

В этом и заключается смысл БНР (Ближайшей Наступающей Революции), в которой ИИ (Искусство с большой буквы И) уже ничего больше не значит, поскольку в нашем обществе больше нет центра, а искусство существует лишь в качестве ии (искусство с маленькой буквы) второго и третьего сорта, из чего вытекает то, что сказал ДДД (Джино Де Доминичис): «Вместо мирового искусства теперь существует лишь «мир искусства», — отсюда неуклюжие попытки лишить произведение и художника их центрального места... и если так будет продолжаться, то на ближайшей Биеннале премии будут присуждать публике». И такая ситуации определяется ДМ (Диффузным Микротворчеством), которое не имеет никакого отношения к уникальным жестам героев или к отдельным великим произведениям художника, но принадлежит к категории украшения по мелочи собственного существования, чем и занимается обыденная ЧП (Чудесная Публика), завершая цикл, начавшийся СИ (Смертью Искусства) и пришедшей к ИХ (Исчезновению Художника), пройдя через КП (Конец Произведения), обращенного на потребу СК (Социальности Капитала).

Перевод: Галина Курьерова

Примечания

  1. ^ Естественно, замена этих имён другими на результат не влияет, и в этом состоит интерактивность статьи.
Поделиться

Статьи из других выпусков

№2 2007

The rhetoric of time: the old narrative through the prisms of the new point of view

Продолжить чтение