Выпуск: №3 1994

Новые территории искусства

Новые территории искусства

«Новые территории искусства»
Красноярск, октябрь 1993

Призыв чеховских трех сестер оказался настолько действенным, что метафизическая территория российского искусства сузилась до физического пространства Москвы. Санкт-Петербург, очевидно, с успехом замещает собой всю провинцию. В нездоровой ситуации натурального хозяйства продукт столичной художественной деятельности потребляется самими производителями, одновременно исполняя функции экспортного эталона. Художественный процесс не зависит ни от художественного образования, ни от авторских школ, ни от музейной политики, а художественная реальность столицы — «терра инкогнита» для всей остальной территории России.

Актуальность задачи, заявленной протагонистами экспансии столичного искусства на новые территории, заключается не только в потребности показа «своего» искусства в своей стране, но и оформлении существования современного искусства в новом контексте и в парадоксальной практике «обживания» российской провинции после самоидентификации на Западе. Проект фестиваля был рассчитан не только на работу столичных кураторов и сотрудников Красноярского культурно-исторического центра и «испытание» современного искусства на зрительские реакции неискушенной публики. В программу фестиваля входил также показ информационных видео- и слайдфильмов, представление изданий по современному искусству, концерты авангардной музыки и семинар по искусству 1960-х — 1990-х в контексте мировой художественной практики и функциям искусства в обществе.

В задачу фестиваля входило включение российской провинции в систему интерпретации современных художественных явлений и оказание методической помощи музейным работникам в формировании сбалансированных коллекций современного искусства.

При составлении выставки фиксировалась непрерывность в развитии московского искусства в 60-е — 90-е годы от концептуализма к постконцептуализму и постмодернизму, а также адекватность российского искусства мировым художественным практикам. Вполне последовательно выставку начинала ретроспектива 1960-х — 1980-х из коллекции современного искусства музея Царицыно, продолжавшаяся продукцией постконцептуалистов (С. Гундлах, К. Звездочетов, Ю. Альберт) и художников «южнорусской школы» (А. Гнилицкий, А. Ройтбурд, Ю. Хоровский, Ю. Соломко, В. Кошляков), прочно утвердившейся на московской художественной сцене (коллекция галереи М. Гельмана). В разделе графики, помимо работ В. Фишкина, А. Мареева, Л. Тишкова и других, были представлены коллекция бумажной архитектуры (Ю. Аввакумов, А. Бродский, И. Уткин), а также издательством «Даблус» коллекция авторских книг. Раздел экспериментальной фотографии представлял работы В. Ефимова, В. Куприянова, И. Мухина, И. Пиганова, А. Шульгина (коллекция галереи «Школа»), отражающие разные аспекты современной живописи. Инсталляции «Принцип нарезания» группы «Медицинская герменевтика» и «Декоративная антропология» группы АЕС дидактически свидетельствовали об отсутствии граней между привычными жанрами. Включение жанра инсталляции а также экспериментальной фотографии и видеоинсталляции Сергея Шутова позволило информировать «музейные» формы провинциальной экспозиции о существовании новой иерархии искусств, где станковые виды сочетаются с новыми технологиями и синтетическими видами искусства.

Фестиваль проявил ряд социально-культурных тенденций в художественной ситуации России. Экспозиция фестиваля разместилась в пространстве, сохраняющем монуменальную семантику типового музея Ленина. Пытаясь выжить в новых условиях, on в качестве «Культурно-исторического центра» предоставляет свои площади для продукции фирмы «Бош» и завлекает народные массы выставками работ Константина Васильева и Ильи Глазунова. Радикальное московское искусство должно было доказать свою жизнеспособность в этом проходном контексте. Желание реализовать этот проект было обоюдным, но нельзя сказать, что проект вписался в мировоззренческие установки местных специалистов. Сегодня еще рано говорить о воздействии фестиваля на местную художественную среду. А недоумение и настороженность зрителей и части специалистов свидетельствуют о нормальности взаимодействия современного искусства с реальностью.

Фестиваль можно считать первой акцией, проливающей свет на современную государственную культурную политику. По словам Т. Могилевской, большая надежда возлагается Управлением по делам ИЗО на дальнейшее «путешествие» выставки по художественным музеям Сибири

Поделиться

Статьи из других выпусков

№2 2007

The rhetoric of time: the old narrative through the prisms of the new point of view

Продолжить чтение