Выпуск: №15 1997

Рубрика: Выставки

Пит Мондриан

Пит Мондриан

Пит Мондриан. Эволюция. Триптих, 1910-1911

Пит Мондриан — главная любовь 5060-х гг.

Даже легенда, что с ним трудно было партнерше танцевать — такой невероятный ритмический узор, — была пронизана смыслом.

Пит Мондриан — Европа. Структура, вобравшая в себя строительный стиль, устойчивость и исторический символ.

Иерусалим — дом трех религий. Приехал в Шартр на католическую Троицу. В Иерусалиме — Поступок.

Слово.

В Париже, Шартре — готика. Вот во что выросла христианская культура здесь, в центре Европы.

Пит Мондриан — готичен. Одновременно переводит архитектонику в ритм.

Пейзажи — земля и небо — равновесие. Иногда в небе что-то происходит.

Неожидан модерн. Штук, Беклин — почему здесь, у Мондриана?

Кубизм переработан в утрамбованный, сжатый в плоскость. Плоскость царственна, стационарна уже здесь, в ранней структуре.

Есть крупные фигуры в искусстве. Крупность модуля. Матисс, Татлин, Мондриан.

Деревья тянутся вверх к небу. И по дороге разветвляют структуру. Эта реальная структура переходит в абстрактную структуру, в ритм.

Как чисто от лишней ассоциации пространство плоскости.

Пейзажи с собором вверх в небо. Это не башни Интернационала Татлина, но тот же простой монументальный ход.

Колоссальное доверие к иерархии, к данности.

Важность индивидуальности: все равны в значимости — и небо, и земля, и собор

Это — музыка, старая фламандская, суровая добаховская. Музыка витражей.

Мужество к организации. Мужество к простоте.

Клетка, кристалл, форма. Цвет комментирует белое плоскости.

Личное и конкретность. Личное и бесконечность.

Предмет — холст.

Организация — символ организации. Организация векторов и нарушение как увеличение динамики с намеком на важность деталей, субъекта в общей структуре.

Символизм очень нагляден, и с ним легко справиться.

Духовное здоровье. Самоуважение. Важность существа, существования.

Легко соединяется субъективное с всеобщим.

Бесконечность в конечном.

Мондриан параллелен Матиссу. Немыслимая простота.

Анатомия организации.

Северная сдержанность (Я. ван Эйк, Н. Бор).

Культурный слой. Клод Моне, Сезанн, Сера.

Включение себя в структуру.

Позитивная сила. Музыка от хоралов до Армстронга.

Станковое, доходящее до понятия, обладающее величием и применимое не только в архитектуре, но и в других человеческих деяниях.

В ромбе с желтыми полосами одна полоса тоньше и этим диссонансом увеличивает завинчивание к сложной устойчивости, скольжение элементов по плоскости.

Структура, включающая в свой образ синтез и частное.

Интересно сравнить с аналогичными, но другими, с Лейденской физической школой Г. Лоренца (Нидерланды).

Маленькая страна возносит строения ввысь. Такова энергия готики. В сравнении с российским абстракционизмом видна измеренность пространства Мондриана. Зажатость в корсет, кристаллизация. У Малевича и Кандинского пространство безмерно, драматически комментирует или, более верное определение, присутствует не исследованным по отношению к частным элементам. Увидел в галерее Тейт, где в одном зале были и Мондриан, и Малевич, и Кандинский.

Сдержанность, импульсивность внутри как очаг строительства.

Историчность и актуальность взяты в тиски воли, которую как бы не видно.

Витражи — пчелиное сцепление.

Путь от мистицизма теософии к позитивной метафизике, включающей воздух, джаз, Армстронга.

Удивительна математика, где число и бесконечность присутствуют рядом.

Восток — медитация и европейское действие.

Гамлетизм без разрывания одежд.

Нет романтизма и конфликта русских мастеров и немца Бойса.

Все вытащено на поверхность и измеряется.

Конструкция Мондриана отличается От Лисицкого с его порывом От конструкции Н. Габо с тонкими весовыми магнитными колебаниями

От сюрреалистов с усложнениями мистических

сопоставлений и как бы приключениями в мистику парадокса От X. Арпа с чувственным освоением массы

От дадаизма с его кокетством.

Конструкция Мондриана — скелет динамической статичности, которая позволяет эту структуру воспринимать не только как архитектуру, но отбросить ее как притчу для зондажа более неочевидных значений.

И сегодня, после кульминации концептуализма, в нашем вполне еще полнокровном постмодерне с его перехлестом спекулятивного, как важны вера, аналитическая ясность и стабильность Мондриана.

Поделиться

Статьи из других выпусков

№39 2001

Борис Дубин: «О границах высокого и низкого, а также о критике проведения границ»...

Продолжить чтение