Выпуск: №60 2005

События
Russia?Виктор Тупицын

Section: Без рубрики

Они говорят...

Они говорят...

«Что делать?» (Цапля, Николай Олейников, Дмитрий Виленский) «Гнев человека-бутерброда, или Хвала Диалектики» (текст Бертольда Брехта) Перформанс, 2005

Дмитрий Виленский. Родился в Ленинграде в 1964 году. Художник, куратор и критик современного искусства. С 1997 года живет в Берлине и Санкт-Петербурге.

Посвящается Бертольду Брехту

 

Они говорят, что искусство —
это товар, делающий жизнь элит
еще более комфортной и увлекательной.
И что всем людям нужны небольшие провокации,
щекотание нервов и, конечно же,
иллюзии жизненной достоверности —
а также много произведений —
ведь сейчас появилось столько пустых белых стен и свободных денег —
в минималистском стиле, и в абстрактном стиле, и в поп-артистском стиле,
и даже соцреализм наверняка найдет себе место в какой-то важной гостиной.

Они говорят, что культура
должна сплотить нацию перед лицом
множества угроз.

Они говорят, что рынок —
это единственная форма
и, конечно же, самая естественная форма
организации общества
и что права собственника —
единственное святое, что у нас осталось
после стольких скоропостижных смертей:
Гуманизма, Автора, Коммунизма, Революции...
Все похоронены, а капитал продолжает жить,
и его законы универсальны для всего мира
и всех сфер деятельности человека.
И этот порядок вещей уже неизменен.

Еще они говорят о конце истории,
объективной невозможности справедливости,
о том, как прекрасно, что есть неравенство —
и господин всегда будет повелевать во благо тем,
кто от природы не способен ничего решить за себя.
И какой это тяжелый труд:
повелевать, представлять, управлять, манипулировать, принуждать...
И слава богу, что есть кто-то, кто готов это делать
за скромное вознаграждение.

Еще они прекрасно выучили, что
Medium is message,
и готовы повторять это не хуже попугаев,
хорошо усвоив,
что главному медиуму — власти
уже не надо производить какие-то смыслы.

Зачем вам вечное освобождение,
если уже есть движуха, маркетинг, брендинг новых стилей, новые галереи и бутики,
в стабильном обществе,
ведущим стабильные войны,
сохраняющим стабильный отрыв богатых от бедных,
формирующим стабильный запрос на прислугу,
стабильной конституции,
при стабильном прайсе —
о нет, sorry, все, конечно же, дешевеет!

Они говорят, что в толчее у кормушек-распределителей заказов
культурного обустройства проектов власти
возникает новая форма общественного диалога

и что единственно возможная форма мысли — это
бесконечное пережевывание самых приземленных мнении,
сдобренных двусмысленными остротами ре-райтеров.
Да и есть ли сейчас ре-райтеры?
Ведь каждый успешный мыслитель
уже сам научился выполнять их работу,
даже не требуя повышения зарплаты.

Они говорят самоуверенно,
они говорят свысока,
они знают,
что пока у них есть время на разговоры.

Они говорят с экранов телевизоров,
с интеллектуальных подиумов,
в газетах и журналах,
в парламентах
и даже в транспорте и на улицах
начинаешь слышать нечто подобное.
Похоже, что их речь заразительна,
как вирус.

Их речь легка и понятна —
она легитимирована дорогими костюмами,
машинами класса люкс,
множеством охранников.
Неужели кто-то еще осмелиться что-то сказать,
если он не смог стать частью их мира?

Они не требуют от людей стать больше —
они очень внимательны к людям
и готовы ради них говорить очень много —

только в последнее время их речь становится чуть истеричней,
в ней все чаще слышна неуверенность
(хотя вроде бы все внешне спокойно) —

удивительным образом
их беспокоит всего горстка людей,
имеющих наглость утверждать,

что они лгут.

Поделиться

Статьи из других выпусков

Продолжить чтение