Выпуск: №55 2004

Рубрика: События

Быстрее истории?

Быстрее истории?

Группа Famous Five. Время покажет инсталляция, 2003

Олеся Туркина. Критик, куратор. Научный сотрудник Отдела новейших течений Государственного Русского музея. Живет и работает в С.-Петербурге.

«Быстрее истории». Куратор Яри-Пекки Ванхала. Музей современного искусства Киазма, Хельсинки. 31.01.04 – 02.05.04

Зимой 2004-го центр Хельсинки был заклеен странными плакатами – четыре диких рожи в шапках-ушанках с синими носами клоунов выглядывают из окна теплушки. Надпись на плакате гласила: «Быстрее истории». Что это? Сделанная в традиции черного юмора пропаганда мобильной связи? Реклама нового кинофильма Аки Каурисмяки? Нет. Это плакат выставки в Киазме, представленной работой группы «Синие носы».

Кто оказался быстрее истории? Тот, у кого не было времени создавать историю. Тот, кто вынужден был предельно капитализировать время, чтобы оставаться конкурентоспособным. Тот, кто пережил за последнее десятилетие смену прежних социально-политических моделей и передел территорий. В обгоняющем историю поезде, по замыслу кураторов, мчатся Финляндия, страны Балтии и Россия.

Чем отличается выставка «Быстрее истории» от других репрезентаций искусства стран Балтийского моря? Во вводном слове главного куратора Яри-Пекки Ванхалы говорится, что это выставка нового поколения художников, которым повезло, потому что перед ними открылись невероятные возможности. В то же время они столкнулись с тяжелыми экономическими реалиями и ценностями нового мира. Молодым художникам приходится бороться с такими стереотипами, как представление о восточноевропейском и посткоммунистическом искусстве. Тем не менее, нельзя начать все с нуля и работать в историческом вакууме. Финские художники, например, комментируют разрыв гомогенной финской истории в эпоху переписывания истории. Для Финляндии эта выставка – повод проанализировать «восток в себе» и возрастающее влияние русской культуры. Балтийские страны, расширяющие Европейский Союз, в свою очередь открывают новые возможности для взаимных культурных влияний. Политкорректность подобного заявления обоснована «геополитическим» характером Большой выставки, организованной при содействии программы Европейского Союза («Культура-2000») и финского Министерства образования.

Темы выставки, публикаций в каталоге и однодневного семинара, предварявшего открытие, – время, история, прошлое и будущее. Двадцать художников, представленных на выставке, комментируют политическую, экономическую, медийную, рекламную, поп-культурную современность. История овеществляется и отчуждается в артефактах, которые становятся поводом для иронического переосмысления. Так, официальный туристический логотип «Welcome to Estonia» перепоручается таллинскими художниками Хекки-Эрих Мерила и Арбо Таммиксааром персонажам, одетым в стиле хэвиметал. Вместо нейтрального национального типажа, рекламирующего новую Эстонию, – знак агрессивности, вступающий в противоречие с посланием «добро пожаловать». Ре-брендинг представлен в серии петербургского художника Керима Рагимова «ROADOFF». Живописная работа, на которой художник и его друг позируют на фоне «мерседеса», окружена фотографиями старых советских машин, украшенных их владельцами звездой «мерседеса». Логотип – главный герой инсталляции «TM» («Тrade mark») таллинского художника Марта Вильюса, переносящего товарные марки с одного продукта на другой. Иронический комментарий к потребительской культуре дополняется меланхолической серией фотографий, сделанных художником в 1988, 1999 и 2002 годах в одних и тех же городских ландшафтах. Механизмы масс-медиа переприсваиваются в видеоработе рижского художника Гинтса Габранса «Starix – How to get on TV». Создав свою рекламную компанию «Neostar», он превратил бездомного, живущего на железнодорожном вокзале в Риге, в телезвезду. Парадоксально, что не столько критический подход художника к масс-медиа, сколько особенности официального рижского телевещания привлекали зрителей из других балтийских стран к этой работе. Тема инсталляции американской художницы, живущей в Хельсинки, Лиисы Робертс, «What's The Time in Vyborg?» – идентичность города. Вдохновленная недавней реставрацией библиотеки, построенной в Выборге в 1935-м Алваром Ааалто и пустовавшей более десяти лет начиная с 1944 года, художница спровоцировала различные социальные группы на размышления об этом. В Киазму приехали старшеклассники из Выборга (участвовавшие на протяжении нескольких лет в проекте), которые вместе с художницей воссоздали советскую обстановку, включая такие элементы, как электрический самовар и чай, необходимые в пространстве коммуникации. Инсталляция вильнюсской художницы Лауры Стасиулуте «Nadezhda» посвящена смещенной идентичности. С одной стороны, на видео рассказывается история русской женщины, живущей в Вильнюсе и изучающей одновременно литовский и английский языки в надежде найти свое место в новой Литве. С другой – на стереослайдах, привезенных бабушкой художницы в 1983 году из советского отпуска, демонстрируются волшебные образы крымских санаториев. Желание стереть прошлое и стратегия «вспомнить все» – два полюса, проявившиеся в инсталляции рижской группы «F5» (Famous Five) «Time Will Show» и в видеоработе «Friend of Song» таллинских художников Мари Лаанементс и Килу Сукмит. Леденящая инсталляция «Time Will Show» представляет собой дизайнерский гроб, установленный на цветочном возвышении и снабженный компьютерным экраном, непрерывно транслирующим «цветочные заставки». Обращенная к теплоте воспоминаний работа «Friend of Song» посвящена тайной жизни песен Георга Отса, по-разному воспринимавшегося в зависимости от менявшейся политической ситуации. Холодное или горячее отношение к истории разделило и российских художников, представленных на выставке. «Теплота» по отношению к прошлому «в себе» проявилась в «Империи вещей» Александра Петлюры, представившего часть своей феноменальной коллекции, и у «Синих носов», которые показали серию видеоработ и фотографий, иронически передразнивающих современность. В то время как Дмитрий Виленский создал инсталляцию, посвященную труду и заявленную как леворадикальная. С «лицевой» стороны демонстрируется документальная съемка, сделанная художником на Волжском автозаводе. С обратной – съемка Тони Негри, выступающего осенью 2003 г. в Париже. Надпись гласит «Художник как Рабочий как Диссидент как Художник».

Выставка «Быстрее истории» и по доминирующим художественным средствам (в основном видео и фотография), и идеологически связана с настоящим моментом. Ее жанр, по определению Екатерины Деготь, можно обозначить как «реалити-шоу». Что это такое в контексте современной художественной стратегии? Не репрезентативное, сделанное как будто скрытой камерой, тянущееся изо дня в день наблюдение. Каковы задачи подобного наблюдения? Поставить вопрос, что такое время, реальность, история. В чем заключается притягательность такого наблюдения? В наслаждении подглядывающего, знающего, что за ним также наблюдают.

Вуайеризм как социальная метафора – оборотная сторона художественного эксгибиционизма, продемонстрированного в видеоработе таллинской художницы Эне-Лиис Семпер. Это автопортрет художницы, вновь и вновь переживающей очень личный травматический опыт. Спрятанная и одновременно бесстыдно обнаженная в нелепом костюме зайчика, она представляет от первого лица настоящий «семейный роман».

Ирония и ностальгия, интимность и остраненность художественных жестов в контексте данной территории создавали атмосферу, напоминавшую кинофильм Аки Каурисмяки «Человек без прошлого». Я не знаю, кто я такой, но я живу в окружении исторических артефактов, среди которых затерялись и следы моей личной истории. Экспонаты выставки оказалась между музеификацией времени и свалкой истории. Архитектура Киазмы в этом контексте стала пафосным входом в реальность, музейным порталом, уводящим в повседневность. Важно и то, что эта выставка, по определению Петлюры, «молодежная»: многие художники родились после 1970-го. К тому же работы предполагали активное вовлечение зрителей, будь то в культуру скейтбордистов, пропагандируемую хельсинкским художником Тууккой Кайлом, или в компьютерную игру, спародированную в интерактивной инсталляции «I'll be back» Аристарха Чернышева и Владислава Ефимова. Инсталляция, в которой нужно раздавить художников, убивающих терминаторов, основана на предложении художников создать памятник Арнольду Шварценеггеру – Терминатору в его родном городе Граце.

«Быстрее истории» относится к тому типу выставок, которые возникли буквально на наших глазах в 1990-х. В ней парадоксальным образом сочетаются объединение искусства по «географическим зонам» и отказ от национальных брендов, желание фиксировать настоящее и архивный характер, ироническое пародирование масс-медиа и стирание граней между социальной практикой и искусством. Вопрос заключается в том, насколько уместно соревнование между микроповествованиями, продемонстрированными на выставке, и Большой Историей, которая отрицается?

Поделиться

Статьи из других выпусков

Продолжить чтение