Выпуск: №55 2004

Художественный журнал №55Художественный журнал
№55 Художественное качество

Авторы:

Владимир Левашов, Александр Согомонов, Георгий Никич, Андрей Великанов, Анатолий Осмоловский, Валерий Подорога, Валерий Савчук, Александр Долгин, Виктор Мизиано, Виталий Пацюков, Андрей Ерофеев, Юрий Альберт, Николя Буррио, Юрий Лейдерман, Гор Чахал, Ольга Копенкина, Леонид Тишков, Виктор Алимпиев, Сергей Попов, Ирина Горлова, Екатерина Андреева, Владимир Сальников, Дмитрий Булатов, Елена Ковылина, Владимир Сальников, Сандра Фриммель, Виктор Мизиано, Олеся Туркина, Богдан Мамонов, Павел Герасименко, Оксана Саркисян, Станислав Савицкий, Владимир Сальников, Анастасия Митюшина, Юлия Аксенова, Елизавета Морозова, Валерий Корчагин, Сергей Серегин, Андрей Кудряшов

Авторы:

Владимир Левашов
Скачать номер PDF
Комикс Осторожно, суждение

Что стоит за вновь возникшей в художественной среде потребностью обрести ясные и определенные критерии художественного качества? Ведь яркая, хаотичная и драматическая эпоха предшествующего десятилетия прошла, полностью игнорируя эту категорию. «Сегодня же художественный цех вновь попал под пресс вкусовых переживаний, радости неизбежного процесса «обуржуазивания» и напрочь лишился чувства возвышенного» (В. Подорога. «Произведение и качество»). Возможно, это «связано со стратификацией рынка современного актуального искусства. У участников этого процесса возникает потребность оценивать качество в неких количественных параметрах, поскольку сегодня за качество должна быть принята нормативность – преимущественно количественная характеристика качества» (В. Подорога. «Произведение и качество»). Или, как утверждают практики и теоретики в одном лице: «Именно деньгам – как всеобщему интегратору предпочтений и вкуса – предстоит освоить информационную миссию в культуре» (А. Долгин. «Валоризация искусства: золотой стандарт или новая конвенция»). Однако затребованность объективных критериев вызвана не только становлением рынка, но и оппозицией ему. В самодостаточном и незаинтересованном суждении ищут убежище от торжества рыночно-меркантильных критериев. Ведь «интернациональный рынок искусства связан тончайшими нитями с символическими ценностями, которые формируются по совсем другим законам… Альтернативные рынку механизмы валоризации определяются интернациональным сетевым взаимодействием экспертов. В него входят кураторы, музейные работники, распорядители фондов, критики и пр. Именно они захватили общественный мандат для оценки художников и их работы» (Д. Виленский. «Хорошее и интересное искусство»). Если же корпоративного сообщества специалистов не существует, то оно «замещается квазинезависимыми суждениями журналистов, у которых есть только один критерий – масс-медийный успех», а это в свою очередь обрекает российское искусство «на рахитичность. Поэтому проблема качества произведения искусства встает сегодня как логическое продолжение сложнейший работы по формированию в России предпосылок для адекватного участия в международном художественном процессе» (А. Осмоловский. «Отличное от хорошего»). 

Однако раз уж проблема качества встала в центр внимания художественной среды, то каковы они, эти критерии оценки современного произведения? Мнения же здесь отличаются до полярности. Для некоторых «ясно одно: подобный выбор не опирается на доводы «здравого смысла», который, будучи взят за руководство, упразднил бы большинство классических произведений искусства ХХ века… Оценка диктуется не законами логики и даже не законами эстетики, но режимом актуальности: провокацией к размышлению, концептуальным шоком, живым импульсом. Критерии оценки имеют внеклассическое и внелогическое основание» (В. Савчук. «Метакритическая решительность»). Близким этому пониманию является и то, которое настаивает на «жизненной энергии» как на главном оценочном критерии: ведь оно и внеклассическое, и внелогическое (В. Левашов. «Просто энергия»). Однако для многих материя искусства, сколь бы субъективной она ни была, все равно остается в пределах классики и логики: ведь, например, «критерии качества применительно к рисунку, живописанию и картине исходят из ясных представлений об этих дисциплинах и могут быть легко облечены в слова» (В. Сальников. «Технологии и измерения качества в изобразительном искусстве»). И сколь бы ни были новаторскими использованные художником формы, все равно художественное качество строится на «простых составляющих искусства: умении художника чувствовать, использовать материал и создавать пространство, в которое он «погружает» зрителя» (И. Горлова. «Критерий качества?»). Но есть и противоположная точка зрения - наиболее адекватными ныне для описания современной художественной практики представляются не эстетические, а этические критерии: «Нечувственные конвенции в искусстве становятся – с точки зрения современной художественности – внеэстетическими. И подобный переход в самоидентичности творца становится возможным лишь чрезвычайным усилием совести. То есть – гиперэтически бескомпромиссно» (А. Согомонов. «Художественная вселенная: от сакрального к профанному качеству»). 

Наконец, к этому спектру мнений можно добавить еще одно: есть и такие, кто продолжает считать, что категория художественного качества вообще неуместна. «И если кто-нибудь заводит разговор о качестве, это значит… что встает вопрос о необходимости различать однотипные товары. Различив, мы складываем качественное в одном месте (где-то на складе или в своем представлении), а некачественное – в другом или просто выбрасываем (тут же встает проблема утилизации). Получается, что категория качества, которая позволяет нам различать, сама является некачественной» (А. Великанов. «Если ты такой актуальный, то почему такой неадекватный?»).

Комикс Осторожно, суждениеКомикс Осторожно, суждение
Поделиться

Продолжить чтение