Выпуск: №58-59 2005

Рубрика: Выставки

Вильям Бруй в Москве

Вильям Бруй в Москве

Бизнес-центр "Немецкая слобода". Организаторы: галереи "Элевен" и "Ателье-2", Москва. 14.04.05–16.04.05

С 14 по 16 апреля в бизнес-центре "Немецкая слобода" прошла выставка живописи Вильяма Бруя и музыкальный перформанс Германа Виноградова. Выставка была организована галереями "Элевен" и "Ателье-2". Открывали выставку давние друзья художника: Э.Лимонов, А.Брусиловский, Е.Рейн.

Если Гарик Виноградов широко известен московской публике, то Вильям Бруй – новое для нее имя, поскольку в Москве этот питерский художник никогда не выставлялся. Впрочем, и в родном городе о нем помнят разве что художники и искусствоведы старшего поколения, между тем в Европе и Америке имя художника хорошо известно, а работы его находятся в различных, в том числе и широко известных коллекциях, среди которых МОМА, Центр Помпиду, Эрмитаж.

Бруй начинал в шестидесятые, если быть совсем точным, его первая квартирная выставка состоялась в 1959 году. К этому же времени относится и личное знакомство молодого художника с еще работавшими в то время представителями художественного авангарда 20-30-х годов: Чашником, Глебовой, Стерлиговым, Магарил. Многое для понимания россйского "беспредметничества" дали, по признанию художника, беседы и знакомство с коллекциями ленинградского искусствоведа, соавтора Н.Н. Пунина по знаменитому курсу "Истории западноевропейской живописи" В.Я. Бродского. Художники и искусствоведы, вынужденные, в силу известных обстоятельств, "наступить на горло собственной песне", охотно и вполне бескорыстно передавали свои знания и опыт тем, кто проявлял желание у них учиться. Это передаваемое из рук в руки "тайнознание" задавленного русского авангарда легло в основу ленинградской школы абстрактного искусства середины прошлого века. К сожалению, эта страница истории советской живописи недостаточно изучена: многие художники эмигрировали, работы других попросту утеряны.

С начала шестидесятых годов Бруй обращается к живописной и графической абстракции, которой остается неизменно верен по сию пору. При этом живописный и графический стиль художника претерпевает ряд изменений, позволяющих выделять в его творчестве ряд строго определенных периодов, которые сам он называет именами своих живописных и графических серий.

Еще в шестидесятые годы в содружестве с писателем Григорием Копеляном, ныне живущим в Нью-Йорке, Бруй создает книгу "Ех аdverso", где абстрактные офорты и манифестирующие свою "непредназначенность для чтения" тексты образуют синтетическое целое. С этих пор практически все работы Вильяма Бруя связаны с разного рода эзотерическими текстами.

Краткое пребывание в Иерусалиме во многом определило характер дальнейшей работы художника. Там возникает замысел серий "Тампли" (Храмы) и "Unified Field", работа над которыми продолжалась в Париже и Нью-Йорке. Картины из этих серий были приобретены Музеем Гуггенхайма и Центром Помпиду.

Оказавшись в Париже, а затем в Нью-Йорке, Бруй получил возможность развить и дополнить опыт общения с представителями русского авангарда: его друзьями становятся Татьяна Яковлева и Виктор Либерман.

В 1989 году по заказу мэрии Парижа Вильям исполняет фреску на стене одного из школьных зданий XV окргуга. Параллельно художник работает над новой серией картин, получившей название "Этрусы".

Московская выставка познакомила зрителей с последней серией картин Вильяма Бруя, посвященной библейскому стиху "Где ты, человек?" ("Бытие", 3.9). Экспонированы двадцать два больших (220 х 150 см), не натянутых на подрамники полотна и графика, а также фотографии. Когда смотришь на эти полотна, возникает ощущение, что художник отошел от абстракции и перешел к некоему постабстрактному искусству. Недаром видевший картины этой серии в Нью-Йорке Вагрич Бахчинян сравнивал их с росписями пещеры Ласко.

В одной из книг Элиаса Конетти есть притча о том, что Господь творил жизнь методом проб и ошибок, отвергнутые "пробные варианты" обиделись на творца, подняли бунт и зажили собственной жизнью. Именно такое впечатление производят последние картины В.Бруя: светящиеся изнутри цветовые пятна (акрил) пронизаны жизнеподобной вибрацией и кажутся не написанными взмахами кисти, а свободно висящими с холста. Огненно-музыкальный перформанс Виноградова оказался созвучен живописи Вильяма Бруя. 

Поделиться

Статьи из других выпусков

№65-66 2007

Постскриптум к «коммунистическому постскриптуму»

Продолжить чтение