Выпуск: №58-59 2005

Рубрика: Биеннале

Каждому – по биеннале?...

 Каждому – по биеннале?...

Хе Сен. Курящая девушка. 2004

Алена Бойко Родилась в 1976 г. в Солигорске (Беларусь). С 2001 г. сотрудничает как куратор с группой “КОМИ-КОН”. С 2004 г. – русский редактор международного журнала о современном искусстве UMELEC (Прага, Чехия). Куратор, арт-журналист. Живет и работает в Праге, Минске, Берлине.

Международная биеннале современного искусства "Второй взгляд" (A Second Sight – Shifts and Transformations of Identity). Кураторы В. Клаус, М. Книжак, Т. Влчек. Национальная галерея, Велетржни-палац, Кинских-палац и монастырь Св. Анежки, Прага, Чехия. 14.06.05 – 11.09.05

Пражская биеннале-2. "Живопись, распространенная во времени и пространстве, и Прямое действие (Expanded Painting and Accion Directa) ". Кураторы Д. Полити и Х. Контова. Карлин-холл, Прага, Чехия. 26.05.05 – 15.09.05


Еще зимой, в период подготовки к Пражской биеннале, многие художники вдруг с изумлением обнаружили, что за названием "Пражская биеннале-2" скрывается именно то, что написано, – не одна, а две независимые международные выставки, курируемые ранее коллегами и организаторами предыдущей Биеннале-1, а ныне оппозиционными кураторами Джанкарло Полити и Миланом Книжаком. Почти каждый из художников волновался и мучался вопросом: "Какая же биеннале "главная"?... Для одних было важно быть заявленными на официальном уровне, и они с удовлетворением приняли приглашение Книжака, у других факт, что революционная Биеннале Полити пройдет без их участия, вызывал некоторое смущение и разочарование. А кое-кто, как, например, большая часть российских художников, участвующих в Биеннале Книжака, уже непосредственно в Праге узнали о существовании параллельного проекта и просто не знали, как к этому относиться.

В начале июня повсюду появились розово-желтые наклейки, призывающие бойкотировать Милана Книжака, директора Пражской национальной галереи. Акция напомнила о похожем, в сущности, протесте против Московской биеннале – участники проекта "Hope-Stop" демонстрировали свое неприятие официального проекта, расклеивая стикеры даже на экспонатах. Инициаторами пражского протеста стал Джанкарло Полити, итальянский издатель международного журнала "Flash Art", и Хелена Контова, чешский искусствовед и куратор того же издания. Полити известен как независимый куратор, на протяжении более 30 лет проводящий идею интерпретации современного искусства через взаимодействие и столкновение различных культур.

Полити обвинил Книжака в "приватизации Национальной галереи", которую тот, по его мнению, использует как "собственный офис", в том, что он давно перестал быть художником, несмотря на его былую принадлежность к "Флюксусу", и при его вовлеченности в консервативные официозные структуры не может быть куратором.

Трения между ними начались уже во время работы над совместным проектом первой биеннале "Периферии становятся центром". Полити упрекал Книжака в недобросовестном отношении к работе и в коммерциализации биеннале. Тогда Книжак неохотно отказался от своего предыдущего заявления о том, что молодым художникам не место в Национальной галерее, что повлекло за собой бурю протестов и резко негативное отношение со стороны всего культурно-художественного сообщества.

Этот конфликт привел к разрыву между кураторами и реализации двух отдельных проектов, фактически с одним и тем же названием "Prague Biennale 2". Сейчас оно является предметом судебных разбирательств, так как Полити категорично заявил, что именно его проект должен проходить под этим названием. В свою очередь мероприятие Книжака унаследовало аббревиатуру предыдущей биеннале "IBCA" (International Biennale of Contemporary Art).

some text
Изабель Криг. Незавершенное. 2003. Фрагмент инсталляции

Но, несмотря на все скандалы и недоразумения, обе выставки открылись и вызывают неизбежный интерес и прения со стороны как критиков, так и зрителей. В обеих биеннале приняли участие известные художники и кураторы. Тем не менее, это не смогло обеспечить ясного высказывания ни с чьей стороны. И в обоих случаях возникает ощущение некоего столпотворения: огромное количество самых разных работ сгружено в одном пространстве без особых идей, а порой даже без попытки их имитации.

Как и в прошлом году, Пражская биеннале проходит параллельно с Венецианской биеннале и является своеобразным продолжением кураторских концепций, реализованных в рамках последней. По своеобразной "ретроспективности" обе Пражские биеннале могут быть сравнимы с венецианским проектом. Так, например, несмотря на главное направление Биеннале Полити, которое было определено им как "новая живопись", большую часть экспозиции занимает Cinetic Art – кинетическое искусство, созданное в 60-х. Ретроспектива могла бы быть уместной при ясном продолжении этой темы, но в данном случае выглядит вырванной из контекста и воспринимается как отдельный проект музейного уровня.

"Мятежный" проект "Между новой живописью и политической акцией" Джанкарло Полити проходит в Карлин-холле. Местом для экспозиции не случайно выбран заброшенный завод: Полити противопоставляет нарочитую брутальность постиндустриального пространства официальной атмосфере Национальной галереи, где разместился проект Милана Книжака. Но по непонятным причинам – то ли из-за сжатых сроков при подготовке проекта, то ли из-за традиционного подхода большей части кураторов – мощный потенциал этого огромного конструктивистского пространства не использован полностью. А некоторые кураторские экспозиции, как, например, главная – "Expanded Painting", выглядят просто нелепо: достаточно классическая, а порой вполне тривиальная живопись абсолютно не работает, размещенная на длинных двусторонних стендах; между ними, придавленный огромным (черным) пространством бывшей фабрики, растерянно озираясь, бродит редкий посетитель.

Несмотря на достаточное разнообразие и многочисленность кураторских проектов Биеннале Полити, они могут быть разделены на два главных направления/темы: "новая живопись" (сюда же относится главный проект "Expanded Painting", курируемый Джанкарло Полити и Хеленой Контовой), "Новая немецкая живопись: лейпцигская и дрезденская школы" (куратор Джон Шмидт); "Normal Group" (куратор Люка Беатриче); "Новые перспективы в китайской живописи" (куратор Примо Марелла); "Кинетическое искусство", заявленное как "Первый настоящий европейский авангард после Второй мировой войны" (куратор Джетулио Алвиани); "Чешская и словацкая новая сцена" (кураторы Иржи Давид и Юрай Чарны); "Определение повседневности" (кураторы Вит Гавранек, Карел Цизарж и Ян Манчушка), "Польский обзор" (кураторы Ганна Вроблевска и Анна Ягелло) и другие) и "искусство на грани политики" (художественный жест как политическая провокация) – яркий, обширный и противоречивый проект Марко Скотини.

Главный проект "Expanded Painting" экспонирует работы более ста художников, среди которых наряду с классиками (Маурицио Каттелан, Дэмиан Херст и т.п.) представлены молодые многообещающие авторы, как, например, Давид Тер-Оганьян, – к слову, единственный русский художник, приглашенный участвовать в обеих биеннале. Разнообразие школ, стилей, направлений и техник призвано продемонстрировать, каким образом живопись в современном искусстве соотносится с прочими медиа. Но в одной экспозиции собраны работы настолько разного уровня, что порой возникает ощущение хаотичности и невнятности кураторского высказывания. Как и на Венецианской биеннале, встречается довольно много качественных старых проектов, созданных известными авторами, но уже неоднократно показанных в рамках различных международных выставок. Но в данном случае это несколько противоречит декларируемой ориентации на "новую живопись".

Одной из наиболее выразительных и законченных экспозиций в рамках этого направления можно считать проект "Чешская и словацкая новая сцена": изящное сравнение художественной продукции двух стран с общей историей и культурой, но живущих в постоянном противодействии. В этой же экспозиции выставлены наиболее любимые публикой объекты: фигура Саддама Хусейна, помещенная в аквариум Давидом Черным, свинья Яна Кадлеца, собирающаяся прыгать с 3-метрового помоста, до оторопи натуралистичный муляж спящего бомжа, укромно расположенный у стены Кристофом Кинтерой.

some text
Давид Черный. Акула. 2005

Вторая тема, заявленная в рамках Биеннале Полити, носит название "Accion Directa" ("Искусство как политическая акция"): "Латиноамериканская социальная сцена", куратор Марко Скотини. Ее цель – проследить активность художников латиноамериканских стран в политической сфере. Географическая экзотичность и цветовая насыщенность проекта приобретают иной смысл и усиливаются, благодаря использованию документального видеоряда: многочисленные ролики запечатлели всевозможные акции, направленные против цензуры, бюрократии, засилья военных и индустриализации.

Одной из наиболее впечатляющих работ является документальный 40-минутный видеофильм Регины Галиндо из Гватемалы, получившей Золотого Льва на Венецианской биеннале-2005 в номинации "молодой художник". По духу и настроению проект "Accion Directa" напоминает китайский павильон на Венецианской биеннале ("Девственный сад: явление", куратор Чао-Гуо Кьянг). Разница в том, что в последнем сама художественная организация выставочного пространства была доведена до абсолюта, вызывая ощущение страха, тотального контроля и прессинга. Видеоработы, показанные в рамках этого проекта, были не так важны, они скорее дополняли собой эту идеальную модель тоталитарного общества и государства. В проекте Марко Скотини, как в талантливом музыкальном произведении, где молчание – тоже музыка, каждый жест имеет свой глубокий смысл.

"Официальная" Пражская международная биеннале Милана Книжака проходит на трех выставочных площадках под названием "Second Sight" ("Второй взгляд: Изменения и преобразования идентичности") . Название может быть интерпретировано по-разному: с одной стороны, – второй, как подчеркивание преемственности идей Первой Пражской биеннале, противопоставление тому, что делает Полити. С другой – "второй" как иной, подразумевается неоригинальная попытка, пригласив 400 художников и 30 кураторов из 20 стран, проследить, как стираются национальные, религиозные, социальные и другие границы в условиях всеобщей глобализации.

Вообще, трудно сказать что-то новое по поводу актуальной, но уже несколько приевшейся темы определения идентичности. По большому счету этот второй проект очень напоминает Первую Пражскую биеннале, которая представляла собой хаотическое нагромождение художественной продукции со всего мира. Но в предыдущем случае само название предполагало возможность более четко очерченного индивидуалистического высказывания со стороны кураторов, что привело к большему, нежели сейчас, количеству выразительных экспозиций. Теперешний проект не производит впечатления законченного, объединенного общей идеей проекта, а подавляет своим гигантизмом, за которым редко-редко увидишь отдельные интересные кураторские работы. Иллюстрацией того, как на биеннале все решалось в сторону упрощения до буквальности, может быть пример с размещением над изящной надписью пылью "Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма", сделанной Анатолием Осмоловским, трех работ Константина Батынкова с весьма реалистичным, летящим над городом привидением.

some text
Глория А. Агуайо. Костюмы временного использования. 2001

Пока Джанкарло Полити и Милан Книжак делили территорию, художник Богумил Кмоничек, чье имя фактически никому неизвестно, объявил свою собственную биеннале, площадкой для которой стала его квартира в Высочанах. Пытаясь обогнать "соперников", он разослал приглашения на открытие 25 мая (Биеннале Полити открывалась 26 мая, Книжака – 14 июня). Найти выставку среди серых блочных домов на окраине Праги было бы достаточно сложно, если бы не огромный плакат "KOBERCE BRÁZDA. Почетный спонсор Пражской биеннале". Пришедших встречала девушка, лежащая на красном плюшевом ковре. Надпись на плакате гласила: "Фирма KOBERCE BRÁZDA (Ковры), которая появилась в 1993 г., приветствует вас на Пражской биеннале". Большинство представленных работ принадлежали самому Кмоничку и были выдержаны в том же иронично-шутливом духе.

Данный проект является иронической иллюстрацией дебатов, ведущихся по поводу обеих биеннале, примером того, как легко ситуация может быть доведена до абсурда – как с невероятно большими затратами человеческих и материальных ресурсов, так и с минимальными. Кроме того, ситуация с пражскими биеннале в очередной раз заставляет задуматься об актуальности и целесообразности проведения таких гигантских проектов. Биеннале отличается от обычной арт-ярмарки наличием объединяющей кураторской идеи, интеллектуального усилия, которое становится тем менее вразумительным, чем больше человек высказывается "на заданную тему". И сейчас в Праге наряду с обсуждениями, чья же биеннале "лучше", Полити или Книжака, все чаще можно услышать скептические высказывания по поводу биеннале и крупных международных проектов вообще. Возможно, этот справедливый скепсис в конце концов приведет к отказу от практики организации биеннале в пользу лаконичных, концентрированных и качественных проектов. 

Поделиться

Статьи из других выпусков

№95 2015

Медийная коммунальность и сопротивление «глухого» большинства

Продолжить чтение