Выпуск: №73-74 2009

Section: Без рубрики

Шоу Бизнес Шоу Бизнес Шоу Бизнес Шоу Бизнес

Шоу Бизнес Шоу Бизнес Шоу Бизнес Шоу Бизнес

Материал иллюстрирован авторским проектом Андрея Кузькина

Андрей Кузькин. Родился в Москве в 1979 году. Художник. Закончил Московский полиграфический институт. Участвовал в выставочных проектах «Типографии Оригинал». Живет в Москве.

Презентация проекта СПОХОГСИД

 

Их жизнь жестока,как выстрел.
Счет денег их мысли убыстрил.
Чтоб слушать напев торгашей,
Приделана пара ушей.

Велимир Хлебников

 

Допустим (с этого слова, как мне кажется, нужно начинать любую фразу, иначе она не будет иметь никакого смысла), итак, допустим, что, то, что есть, есть на самом деле, и этот журнал, который будет лежать 20 лет у кого-то на антресолях весь в пыли и потом переедет на дачу, чтобы в конце концов вымокнуть и погибнуть окончательно, и многие фамилии, которые никому ничего не скажут, по прошествии очень небольшого времени или чуть большего – не важно, – допустим, что то, что есть, есть на самом деле, и что это все имеет какой-то смысл…

И что в писании этого текста тоже есть какой-то смысл, тайный смысл. Хотя это, конечно, сомнительно. Меня попросили написать про репрезентацию. Ммммм. Можно оставить чистый лист или запечатать его: Ммммммммммм..; и это будет репрезентацией… Работой с контекстом и т.д, и т.д…

Но подобного рода репрезентации вас, наверно, не интересуют.

Вы умные люди, в основном левых взглядов и вам нужно что-нибудь такое, с социальным подтекстом.

А раз попросили писать молодого, значит, с революционным задором – а то типа нам тут скучно и лень, свежачка бы какого, чтоб развлек. Чтоб поржать, по крайней мере, и то гуд.

Ну ладно…

Мы же – те, кто пишет, – особливо молодые – знаем что к чему, конъюнктурщики те еще, нам что скажут, то мы и пишем. И говорить-то не надо, сами знаем, кому чего надо и как преподать, чтоб продать подороже.

Держите, развлекайтесь…

Все превращается во все и иже с ним…

СПОХОГСИД

(секретный проект освобождения художников от гнета славы и денег)

 

Ты художник?

Вопрос: будешь ли ты делать искусство, если славу и деньги за счет тебя получит другой?

Искусство нужно художнику, оно ведь является в первую очередь познавательным процессом и поиском приобретения смыслов, истины. В конце концов, нафига тебе все остальное! Ты будешь иметь выход на зрителя, то есть зрители будут видеть твои работы, хотя не будут знать, что они твои. Готов ли ты избавиться от того, что, по сути, мешает двигаться к цели – от жажды славы и денег, от всех этих кураторов, галеристов, журналистов? Если готов, то я знаю, как это сделать.

Слушай.

Мы возьмем человека, не художника, который будет выставлять твои работы и работы других участников проекта от своего имени. Он будет общаться с прессой и получать бабло, если картины будут продаваться. Он будет делать все, что делают продвинутые художники, кро­ме создания «произведений искусства». Его роль не завидна – это колоссальное испытание для всех участников.

Проверка на вшивость, так сказать.

Он – подставное лицо – спаситель, бог, принимающий на себя твои грехи и избавляющий тебя от скверны и кабалы буржуазного мира, избавляющий тебя от мелочности этого мира, оставляющий тебя наедине с собой и твоей основной проблемой – поиском смысла и истины.

Ты хотел общаться с пустотой и говорить честно, как только ты можешь, как перед смертью, как перед вечностью, а твой мозг забит всеми этими товарно-денежными отношениями, и они не дают тебе спокойно думать. Решайся. Готов ли ты стать по-настоящему свободным, оставаясь при этом художником, современным художником, но вовлеченным в процесс, только со стороны? Готов ли пожертвовать собой ради поиска истины, зная, что результат этого поиска всегда сомнителен?

А теперь я обращаюсь к тебе, дорогой «МУЛЬТИХУДОЖНИК». Точнее, к тому, кто возьмет на себя эту роль.

Ты должен понимать всю ответственность возложенной на тебя задачи. Ты должен общаться с участниками проекта, вживаться в роль каждого, полностью растворятся в нем на время, ты все время будешь находиться «в творческом поиске», твой стиль будет меняться (от персонажа к персонажу), ты можешь выстраивать стратегии этого изменения, при этом ты должен быть готов представить персонажа, тебе лично не близкого. Ты должен много путешествовать, т.к. участники проекта будут раскиданы по миру, и их состав будет постоянно меняться. Когда ты станешь медийной личностью, все будут знать о твоих перемещениях и ты будешь демонстрировать новые циклы работ, связанные с твоими путешествиями. При этом ты будешь показывать неизвестных художников, вовлеченных в проект, живущих в разных странах. И все будут говорить, как хорошо ты прочувствовал ту или другую страну, как будто бы ты там родился…

Ты станешь всеми, и все станут тобой. В конце жизни у тебя будет музей, в котором будут собраны «твои» разнообразные работы. И ты войдешь в историю искусств как самый талантливый и разносторонний художник в истории человечества.

Но при всем том тебя самого как личности не будет для других, ты должен быть готовым к такому самоотречению.

Миссия, возложенная на тебя, очень трудна, но и благородна.

Настоящие художники, участвующие в проекте, не должны получать о тебя ничего, кроме возможности быть честными перед собой и искусством.

Можно, конечно, сделать так, чтобы подсадных «художников» было несколько и каждый из них «представлял интересы» одного или небольшой группы художников, объединенной общими интересами, общей проблематикой.

В случае прямой подмены – одного другим – психологически избавиться от давления успеха будет, думаю, невозможно.

Так как успех «представителя» становится успехом художника, то и его провал тоже, на деле, – провал художника. И хотя художник не получает с этого прямых дивидендов, все равно, он впрямую ассоциирует себя с «представителем».

В случае с группой проще – здесь, ответственность коллективная, нет персональных ассоциаций одного с другим.

Могу предположить, развивая теорию заговора,что, на самом деле, все сколько-нибудь стоящие современные художники, которых мы знаем, на сегодняшний день – уже такие подсадные «представители». Их работы придуманы и сделаны совсем другими людьми, а они сами – талантливые менеджеры.

Например, все работы Демиана Херста придумал какой-нибудь философ-отшельник с острова Бали.

Или, скажем, известная в московской среде молодых художников Диана Мачулина – это тоже такой проект в начальной стадии раскрутки. Можно только предполагать, с той или иной степенью достоверности, кто работает на одного, а кто на группу.

При этом некоторые особенно амбициозные «менеджеры» могут настолько войти в образ, что в течение всей своей жизни будут играть роль униженного и оскорбленного гения, рассчитывая на славу после смерти и деньги для своих потомков. Искусство-то делают все равно другие, это очевидно…

Даже звучные имена современных известных «художников» говорят об этом. Например, Хаим Сокол сделал выставку на «Арт-Стрелке» с прозрачным названием «CV». В тексте к выставке он открыто пишет о том, что у него много идентичностей – биографий. При этом работы, представленные на выставке, к тексту прямого отношения не имеют. В этом тексте менеджер явно рефлексирует по поводу своей деятельности, потому что ему тяжело и он больше не может нести это в себе.

Мое предложение заключается в том, чтобы сделать художников по-настоящему независимыми и чтобы они делали хорошие работы, не задумываясь о материальном результате своего труда (славе и деньгах). А если работа действительно хороша, не все ли равно, кем она сделана? И если вы чувствуете, что происходит что-то не то, то давайте думать, как это исправить, как с этим быть, хотя,думая о будущем, о пыльных антресолях, все-таки вернее было бы запечатать выделенное пространство:

Ммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммм
ммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммм
ммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммм
ммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммм
ммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммм
ммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммммм
ммммммммммммммммммммммммммммммммм…

или

Ююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююю
ююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююю
ююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююю
ююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююююю
ююююююююююююююююююююююююююю…

Листая журнал, на это бы обратили внимание, удивились – это просчет реакций, работа с контекстом, репрезентация, бля.

 

У меня была собака,
я ее любил,
но собака эта сдохла,
я ее забыл…

Поделиться

Статьи из других выпусков

Продолжить чтение