Выпуск: №85 2012

Рубрика: Без рубрики

Творческая практика опережающего отражения действительности

Творческая практика опережающего отражения действительности

Сергей Шутов «К освоению времени», 2012

Сергей Шутов. Родился в 1955 году в Потсдаме. Художник, поэт, музыкант и теоретик. Живет в Москве.

Наша человеческая логика и наш язык не соответствуют времени ни в каком, ни в элементарном, ни в сложном его понимании. Наша логика и наш язык скользят по поверхности времени. [...] Перед каждым словом я ставлю вопрос: что оно значит, и над каждым словом я ставлю показатель его времени.
Александр Введенский. Серая тетрадь

Русские философы-космисты Николай Федоров и Константин Циолковский предсказывали покорение и колонизацию космоса как будущую фазу развития человечества. Запуск первого космического спутника Земли 4 октября 1957 года завершил «техническую» фазу в истории русского космизма — возможность передвижения в открытом космосе технически разрешила задачу транспортировки праха на другие планеты для последующего их освоения световым человеком. Пространство уже освоено. Теперь наша задача — освоить время.

Сегодня ведутся разработки (теоретические и практические) по препарированию времени. Одним из частных случаев управления временем является проскопия — упреждающая реакция предвидения будущего, которой обладают все живые существа. Шведские крестьяне, наблюдая личинку майского жука («червяк-предвестник»), по ее цвету определяют, какой будет зима: если личинка голубоватого цвета, значит, зима будет суровой; если же она белая в передней части и голубоватая в задней — то заморозков следует ждать в начале зимы. Известно, что расположение муравейников строго взаимосвязано с глубиной снежного покрова, направлением ветра и температурным режимом будущей зимы. Перелетные птицы способны предвидеть погоду и в своих маршрутах облетать районы штормов задолго до геомагнитных возмущений. А древовидная камышовка, например, ежегодно предвидит высоту паводка — эта птичка каждый год строит свое гнездо на разной высоте, но так, что вода никогда не поднимается до этого уровня и не затопляет гнезда.

Для обозначения свойства живых организмов опережать во времени и пространстве закономерное течение последовательных событий внешнего мира советский физиолог П.К. Анохин в 1962 году ввел понятие «опережающее отражение действительности», принцип которого он полагал важнейшим регулятором становления и развития любой функциональной системы.

При этом усиление способности к адаптивному поведению (присутствующей уже у микроорганизмов, например, у коринебактерий, которые своей активностью на несколько десятков часов опережают появление пятен на солнце) напрямую связано с появлением мозга и усложнением строения живых организмов. По убеждению ученых, «само возникновение жизни, по-видимому, было бы невозможно без опережающего отражения, позволяющего заблаговременно принимать решения для приспособления к окружающей обстановке с целью сохранения биосистемы»[1].

Таким образом, о проскопии у живых существ можно говорить как о частном случае их биологических свойств — это не сбор и анализ информации с последующим получением на их основе некого опыта в привычном нам смысле.

В свою очередь современные методы предвидения будущего в человеческой цивилизации — от предсказаний погоды до моделей поведения космического спутника — основаны на статистике и вычислении, в которых время свободно масштабируется (в компьютерной модели десятилетний полет спутника занимает 15 минут). В частности, судя по всему, неудачный опыт создания классического искусственного интеллекта GOFAI — Good Old-Fashioned Artificial Intelligence оказался лишь продолжением традиции создания механических игрушек — от знаменитого павлина из Эрмитажа до механических шахматистов и т.д.

В рамках математической модели описывается среднестатистическое развитие общества — при этом вполне допустимо предсказание поведения общества в целом как демографической системы, описываемой усредненными значениями и детерминированной определенным набором показателей.

Таким образом, необходимо разделить понятие математической экстраполяции опыта (статистика и моделирование) и проскопию как неотъемлемое свойство биологического организма — именно этот механизм нуждается сегодня в глубоких исследованиях, апроприации и разработке.

Наличие опережающего отражения — способности умозрительного синтеза будущего, то есть моделирования вероятных исходов помысленных или уже разворачивающихся ситуаций, приводит нас к мысли, что будущее в определенной мере управляемо, подвластно нам, и, варьируя текущее поведение, организмы могут влиять на него в желательном для них направлении, формировать его по своей воле.

Само человечество обладает и другой возможностью управления будущим — эвристической способностью к открытию, которая позволяет находить решения и устанавливать логические связи гораздо быстрее, нежели эмпирическим опытным путем. (Вспомнить хотя бы диагностику по методу доктора Хауса.). Необходимым условием такого открытия является участие экспертной группы, решения которой, однако, базируются на «эмоциональном», бессознательном заключении, отсылающем не столько к опытному анализу ситуации, сколько к спонтанному, иррациональному и почти случайному принятию решения, которое возникает в невербальном поле и устроено по принципам, во многом сходным с механизмами творчества.

Влияют ли проскопические описания различных групп экспертов на будущее? Несомненно. И сегодня мы можем рассматривать развитие человечества как итог противостояния различных экспертных групп, сила которых заключается не в принятии решений, а в их проскопическом устремлении. Если живая материя в состоянии влиять на развертывание событий в будущем, то сегодня мы можем говорить об управлении будущим, его синтезировании и множественности (разветвлении) параллельных сценариев будущего, их одновременном существовании и реальности. При этом проблему управления временем необходимо решать через персонализацию будущего — каждый пользователь формирует свое время и управляет им, и именно в этом должен заключаться новый миропорядок. В результате пространство-время будет не исследоваться как некая tabula rasa, а осознанно конструироваться, избегая конфликта и конкуренции.

Так человечество отреагирует на вызов момента технологической сингулярности — предполагаемой точки, которой мы достигнем в ближайшие 15–30 лет, когда эволюция человеческого разума ускорится до такой степени, что дальнейшие изменения приведут к возникновению разума с намного более высоким уровнем быстродействия и новым качеством мышления. Стремительное ускорение хода мировой истории иллюстрирует следующий пример: мерой древнеегипетской истории были династии, история Древнего Египта длилась около трех тысяч лет и закончилась 2700 лет тому назад; мерой древнеримской истории были правления отдельных императоров, Римская империя просуществовала полторы тысячи лет и распалась 500 лет тому назад; нынешние империи возникали за века и распадались за десятилетия, а сегодня мера исторического развития достигла минимального предела. Однако в этом стоит усматривать отнюдь не конец Истории, а революционную неизбежность перехода к новой парадигме глобального развития — нового неба и новой Земли.

При правильном отношении к вопросам этики и социальным нуждам можно ожидать существенного развития человеческих способностей и увеличения эффективности общественной деятельности — и тогда впереди нас ждет следующая фаза эволюции интеллекта, в частности, ликвидация старения и смерти, о которой говорит трансгуманизм. Причем эта эволюция осуществится не благодаря техноло- гическому прогрессу (появлению киборгов, искусственного интеллекта, закону Мура и т.п.), а через значительное повышение умственных и физических возможностей человека. По сути, это не что иное, как овладение способностью управлять временем.

Идея утопии, таким образом, превращается в персональное биологическое временное измерение, где время переводится под личную ответственность каждого. В этой ситуации люди наконец смогут объединяться и оставаться свободными личностями на действительно добровольном основании для пользования общими конструкциями времени и пространства. Это совершенно не оригинальная идея, а продолжение идеи космизма, только здесь на смену бессмертного существования светового человека в бесконечном пространстве приходит персональное управление временем. Вспомним определение времени у Аристотеля: время есть число движения.

Именно здесь открываются невероятные возможности художественного творчества, задатки которых обнаруживаются в техниках современного активизма. В плане истории работы со временем уже известны наивные практики американских безработных по обмену профессиональных навыков и услуг за единицу времени (time/bank) и проект обмена времени на еду (time/food).

Борис Гройс также обосновывает активизм современного искусства и философии через ожидание конца света и ситуацию нехватки времени. Однако мы видим, что такая ситуация придает действию значимость и тем самым «льстит ему», тогда как речь должна идти о преодолении нехватки времени и освоении пространственно-временного континуума.

Великий химик и визионер Д.И. Менделеев считал самой сложной технической проблемой XX века утилизацию огромного количества навоза, поскольку увеличение перевозок неизбежно потребует увеличения поголовья лошадей. Довольно экстраполировать в будущее навоз XIX века! Наша задача — освоить географию беспредельного горизонта времен! Довольно требовать Невозможного у мелкобуржуазных родителей; наша задача — создавать Невозможное, используя собственные биологические и экспертные способности! Персональное время и персональная ответственность — вот вызов нашего коллективного времени этой, на первый взгляд, сложной Вселенной.

Примечания

  1. ^ Урсул А.Д. Отражение и информация. М.: Мысль, 1975. С. 165.
Поделиться

Статьи из других выпусков

№3 2014

Contemporary Art in the Midst of False Democracy and Institutional Policies

Продолжить чтение