Выпуск: №86-87 2012

Художественный журнал №86-87Художественный журнал
№86-87 Наше новое прошлое

Авторы:

Константин Звездочетов, Виталий Комар, Вадим Захаров, Дэвид Гирс, Борис Гройс, Илья Будрайтскис, Эдвард П. Томпсон, Линда Нохлин, Мария Чехонадских, Алексей Пензин, Джон Робертс, Андрей Фоменко, Елена Яичникова, Мария Чехонадских, Евгения Белорусец, Никита Кадан, Константин Зацепин, Станислав Шурипа, Глеб Напреенко, Сергей Гуськов

Авторы:

Константин Звездочетов
Скачать номер PDF
Комикс Пещера — войти / выйти

Если десятилетие нулевых, заблокировав перспективу, пыталось заставить переживать настоящее как прошлое, то сегодня перспектива вновь устремилась в будущее. Разработке этой гипотезы «Художественный журнал» посвятил два своих предыдущих номера, No 84 и No 85. Но если верно, что на горизонте замаячило «наше новое будущее», то неоспоримо и то, что за нами простирается «наше новое прошлое». Ведь историческая перспектива — всегда двусторонняя. И если верно — как утверждалось в нашем предыдущем номере — «что наиболее громогласно новое будущее сегодня призывают политические активисты», то закономерно, что прошлое, которое они актуализирует, — это прошлое революционное. Как пишет один из них: «Революция, которую мы привыкли воспринимать как нечто, принадлежащее истории, сегодня снова переходит в разряд событий, свидетелями и участниками которого становится наше поколение». Отсюда и «поиск сравнимых революционных композиций в прошлом... Собственно, так поступали и все революционные предшественники. Английские левеллеры обращались к библейским образам, французские якобинцы — к античным, а большевики, в свою очередь, к якобинским» (И. Будрайтскис «Когда начинается история революции?»). И когда в настоящем неправедному обществу «противопоставляется этика сообщества», в прошлом начинают искать художников-политиков, художников-моралистов и призывать к жизни историю, которая, отвергая статус объективной и бесстрастной науки, подчиняет изложение фактов этическому началу (Эдвард П. Томпсон «Уильям Моррис»).

И все же некие базовые ориентиры прошлого остаются для нас неизменными: генеалогия актуальных событий продолжает низводиться к эпохе современности. Так, парадигматичными для нас продолжат оставаться исторический авангард и его последующие изводы (В. Комар «Авангард, соц-арт и "бульдозерная выставка"»). Так, истоки самых актуальных форм труда и творчества сегодня продолжают искать в XVIII веке, а прообразом современного художника оказывается либо Жак-Луи Давид (Д. Робертс «Искусство после утраты мастерства»), либо племянник Рамо из одноименного текста Дени Дидро (М. Чехонадских «Племянник Рамо и его современные братья»). И несмотря на то, что основные ориентиры «нашего прошлого» не меняются, их восприятие становится «новым». С момента, когда «наше поколение стало свидетелями и участниками революции» неомодернистский формализм, бывший художественным мейнстримом «десятилетия нулевых», оказался преодоленным. Сегодня он представляется частью медиально-рыночного «идеализированного спектакля», неоконсервативным «возвращением к былым определенностям» и бледным «отголоском утраченного золотого века» (Д. Гирс «Неомодерн»). «Революционный опыт» также склонен отказываться от формализма в понимании авангарда, в первую очередь русского авангарда: самым ценным в нем становятся «практики "жизнестроительства" то есть радикальной коммунистической биополитики как учреждения множества новых постреволюционных форм жизни» (А. Пензин «Биополитика советского авангарда»).

Но есть еще одно свойство периодов исторических сломов и разрывов: в эти моменты с особой очевидностью проступает условность любой исторической конструкции. Она раскрывается как «в большей или меньшей степени творение автора, как рассказ или роман, но созданное с другими намерениями, стратегиями и целями» (Л. Нохлин «Деполитизация Гюстава Курбе...»). А потому вновь возникает запрос не только на новую историю, но и на теории «конца истории» (Б. Гройс «Фотограф как мудрец») и «вечного настоящего» (В. Захаров «В настоящее возьмут не всех»). И потому на вопрос «что с нами будет?» мы слышим ответ: «Да ничего особенного. Все будет по-прежнему» (К. Звездочетов «То ли еще будет? Ой, ей-ей!»).

some text

 

Комикс Пещера — войти / выйтиКомикс Пещера — войти / выйти
Поделиться

Продолжить чтение