Выпуск: №95 2015

Рефлексии
Документ1 Агентство сингулярных исследований

Section: Персоналии

Многоликая Рина. Способы взаимодействия художника с коммерческой системой искусства

Многоликая Рина. Способы взаимодействия художника с коммерческой системой искусства

Рина Сполингс, «Портреты дилеров (Мэри Бун)», 2007. Предоставлено Campoli Presti

Анна Арутюнова. Родилась в Москве. 
Историк искусства.
 Автор книги «Арт-рынок в XXI веке» (2015). Живет в Москве.

В 2005 году в нью-йоркской галерее Haswellediger & Co состоялась первая персональная выставка начинающей художницы Рины Сполингс. Она называлась «Одна-единственная» (The One & Only) и представляла собой инсталляцию из флагов на вмонтированных в стены флагштоках — словно художница хотела украсить галерею к государственному празднику. Но замысел состоял вовсе не в том, чтобы создать торжественное настроение: развесив собственные, авторские флаги в пространстве галереи, Сполингс словно бы временно «захватила» территорию арт-дилера, поставила под вопрос его полномочия, потребовала пересмотреть границу между творчеством и коммерцией — между созданием и продажей произведений искусства. Первая выставка Сполингс сразу обозначила волнующие ее проблемы: иерархия в художественной сфере, неопределенное, двусмысленное положение художника при столкновении с коммерческими аспектами художественной деятельности.

some text
Рина Сполингс, «Флаг», 2008.
Предоставлено Campoli Presti

За прошедшие с тех пор десять лет тема взаимодействия творчества и коммерции где только не обсуждалась и уже порядком потеряла новизну. Благоприятная экономическая ситуация в начале нулевых годов, перераспределение богатств после финансового кризиса 2008 года, изменившееся отношение музеев и государственных институций к взаимодействию с частными спонсорами — все это привело к тому, что рынок искусства стал не просто частью художественной жизни, а фактором, который в большей или меньшей степени влияет практически на любое творческое действие художника или куратора. И нет ничего удивительного в том, что в середине нулевых на нью-йоркской сцене появилась Рина Сполингс, которая в художественной форме ответила на вызов экономической ситуации. Но зачем возвращаться к ее опыту сегодня, когда дискуссии о рынке уже кажутся банальностью?

Прежде всего потому, что художницы Рины Сполингс не существует — это вымысел, образ, возникший в результате коллективного творчества. Этот персонаж соединяет в себе художника, дилера, галериста, он одновременно и индивидуум, и группа. Впервые Рина Сполингс появилась в литературном произведении — в одноименном романе, написанном нью-йоркским объединением художников Bernadette Corporation[1]. Роман воплощал в жизнь главный принцип творческой группы Bernadette Corporation: ее члены отрицали значимость индивидуального вклада в художественные проекты, заменяя имя автора логотипом корпорации, своеобразной коллективной маской. Анонимность авторов романа (в общей сложности это несколько десятков человек), повлекшая за собой многовариантность развития сюжета, стала важным приемом построения текста. По существу, в романе, действие которого разворачивается в Нью-Йорке вскоре после взрывов 11 сентября 2001 года, нет сюжета в традиционном понимании. Перед нашими глазами проходит цепочка трансформаций главной героини. Она примеряет на себя образы разных персонажей мира современного искусства. В начале повествования героиня работает смотрительницей в музее; затем находит себя в модельном бизнесе и становится высокооплачиваемой моделью, демонстрирующей нижнее белье; попадает на благотворительный концерт группы The Strokes, во время которого беседует со Славоем Жижеком, после чего пляшет до упаду в ночном клубе Waste с Карлом Лагерфельдом. Ее сюрреалистическое, если не сказать галлюцинаторное, путешествие в пространстве Нью-Йорка, не имеющее отчетливого начала и конца, приводит ее в ряды анархистов, протестующих против правительства. Затем противостояние властям и капиталистической системе трансформируется в музыкально-танцевальное шоу-протест «Битва на Бродвее»...

some text
Рина Сполингс, «Новые дилеры», деталь, 2013.
Предоставлено Campoli Presti

Роман «Рина Сполингс» представляет собой попытку сконструировать дискретную личность, разрушить индивидуальное начало. Образ главной героини рассыпается на множество частей, фрагментов, отражений. Собирать эти части воедино можно по-разному, но результат всегда будет один и тот же: некий усредненный (но ни в коем случае не стандартный) персонаж, который в каждый момент своего существования находится в точке бифуркации. Эти свойства Рина Сполингс сохранила и тогда, когда шагнула за пределы литературного произведения. Выход в реальный мир произошел во многом случайно и, возможно, свидетельствует о тактическом промахе авторов романа, столь заботившихся об анонимности, но так и не сумевших хорошенько замести следы. По крайней мере два художника, чье участие в создании романа не подлежит сомнению, — Эмили Сандблэд и Джон Келси — управляли небольшой галереей в Нью-Йорке, не имевшей названия; когда посетители галереи выражали желание познакомиться с директором, Сандблэд и Келси отсылали их к Рине Сполингс.

«Подобно виртуальным действующим лицам видеоигр, также именуемым аватарами, эти придуманные художниками персонажи не имеют сущностной связи с реальной личностью или идентичностью. Они представляют собой дистанционно управляемые аватары, которые, подобно их виртуальным родственникам из игрового мира, могут отправляться в места или выражать значения, недоступные для существа из плоти и крови. Другими словами, аватары «освобождают» художников от их фактической идентичности, позволяя им выдвигать коллективные, воображаемые или утопические формы самости или субъективности»[2], — говорят авторы энциклопедии «Искусство с 1900 года», описывая практику создания аватаров, вымышленных персонажей, своего рода реди-мейд художников, существующих одновременно в реальном и виртуальном пространстве. В случае с Риной Сполингс мы имеет дело не только с художником, который ведет активную выставочную и коммерческую деятельность, но и с Риной — вымышленным арт-дилером и с Риной — номинальным владельцем реальной галереи, где выставляются другие художники. Сполингс — это коллективный проект и коллективно созданный персонаж, который работает в разных сферах творческой жизни: в галерейной, музейной, выставочной, литературной, в сфере модной индустрии и т.д.

some text
Рина Сполингс, «Новые дилеры», деталь, 2013.
Предоставлено Campoli Presti

Рина-художник, как мы уже видели на примере выставки «Одна-единственная», начала с того, что использовала свою коллективную и анонимную сущность, чтобы вести партизанскую войну против рыночной системы современного искусства. За выставкой в Нью-Йорке, где она обозначила захват художником сферы рынка и символически отпраздновала победу, расставив по галерее флагштоки с флагами, последовала выставка в Цюрихском Кунстхалле под названием «Как приготовить волка» (How to Cook a Wolf, 2007). Экспозиция, посвященная новым формам коллективного творчества, которые особенно бурно развиваются на фоне коммерциализации искусства и распространения медиа, состояла из серии портретов художественных дилеров. Выбрав нескольких героев, часто упоминающихся в заметках о светской жизни, Рина Сполингс написала их маслом на холсте в намеренно традиционной манере. Затем художница сделала из картин открытки вроде тех, которые можно найти в сувенирном магазине, и расставила их в вертящейся стойке, так что посетители могли унести открытку-портрет с собой. Сделав из художественного дилера объект искусства и буквально пустив его образ по рукам, Сполингс попыталась посягнуть на статус «священной коровы», которым сегодня обладают крупные галеристы. Эту серию портретов она повторила в 2013 году.

Впрочем, назвать эти «диверсии» успешными можно с трудом хотя бы потому, что Сполингс, как и любой современный художник, пытающийся работать с традиционными видами искусства, сталкивается с проблемой несоответствия критического содержания и декоративности результата. Работа визуально нейтральна, а значит, может в равной степени рассматриваться и как критика, и как комплимент — и в итоге превращается в необязательный комментарий к известным сюжетам. Этот дисбаланс особенно заметен на примере Рины-художницы, которая от открытой, ироничной, но безобидной критики коммерческой системы постепенно переходит к вариациям на тему произведения искусства без автора. Одна из последних ее серий, показанная в Берлине в феврале 2015 года, — это холсты, которые «изображают» траекторию движения робота-пылесоса; теперь между «реальными» авторами и реальными зрителями два фильтра — вымышленный художник и автоматизированный творческий процесс, в котором не отыщешь и следа индивидуальности. Серии «Поздние марины» (Later Seascapes) и «Богемский грув I» (Bohemian Groove I), созданные при помощи пылесоса, являются размышлением о роли искусственного разума в творчестве. Но в них Сполингс лишь продолжает критиковать старую модернистскую идею об авторстве и уникальности произведения, по-прежнему ключевую для современного рынка искусства.

Кроме того, нельзя не отметить, что в своей борьбе с концепцией индивидуального авторства, которое создает рыночную стоимость каждого конкретного предмета искусства, создатели Сполингс рискуют уйти в другую, не менее подверженную коммерциализации область — в конструирование мифов. Современный миф, возникающий в мире медиа, коммуникаций, безличного общения и безналичной оплаты, вовсе не должен повествовать о чем-то реально, пусть и бездоказательно, существующем. Достаточно, чтобы он говорил о чем-то очень необычном. Сложно объяснить поразительный успех Сполингс в коммерческих галереях мира (ее выставляют Chantal Croussel в Париже, Gladstone Gallery в Нью-Йорке, Campoli Presti в Лондоне) только умелым сочетанием визуальной легкости с ненавязчивой критикой; имя Рины Сполингс окутано мифом.

Не исключено, что отчасти это заслуга коммерческой галереи Reena Spaulings Fine Art, которая в течение последних десяти лет открывает возможность эксперимента для реальных художников, рассматривающих рынок искусства как пространство критики, исследования и игры. Проявляя интерес к художникам, которые прежде не были представлены в галереях Нью-Йорка, отдавая предпочтение тем, кто уже некоторое время работает в сфере искусства (в отличие от галерей, которые разыскивают таланты из числа только что получивших дипломы выпускников американских колледжей), поддерживая художников, которые параллельно строят карьеру в других областях, галерея Reena Spaulings Fine Art добилась значительной международной известности. На многих крупных ярмарках современного искусства имя Сполингс можно увидеть и в названиях галерей-участниц, и в числе художников.

some text
Рина Сполингс, «Новые дилеры», деталь, 2013.
Предоставлено Campoli Presti

Рина-художник — это аватар, который использует группа авторов; однако по мере восхождения Сполингс по «карьерной лестнице» мира искусства ее образ все больше связывается с одной из ее реальных создательниц — художницей Эмили Сандблэд. Несмотря на попытки сохранить коллективность как неотъемлемую часть образа Сполингс, Сандблэд оказывается человеком, на которого замыкаются все идентичности Рины: художника, владелицы галереи и литературного героя. Рина все чаще предстает как альтер эго, а не независимый «аватар». Преемственность в методах (предпочтение безобидных диверсий) особенно четко просматривается в акции, которую Сандблэд провела в 2011 году в рамках своей персональной выставки ¡Qué Bárbara! в нью-йоркской галерее Algus Greenspon. Специально для выставки она написала огромный автопортрет, который одновременно служил афишей мероприятия. За несколько дней до вернисажа Сандблад отправила картину в аукционный дом Phillips de Pury (с 2013 года Phillips), специалисты которого тут же выставили работу на дневные торги. Лот, название которого состояло из анонса выставки с указанием времени и места ее проведения[3], был продан за $37,5 тысяч, что превысило самые радужные ожидания аукционистов (предварительно работа оценивалась примерно в $10–15 тысяч). «Демонстрация и продажа картины на Phillips — это реклама выставки художницы и произведение, отсутствие которого будет частью ее выставки в галерее. Таким образом, это произведение распадается на два: картину и перформанс»[4], — говорилось в каталоге торгов аукционного дома. В то же время сама Сандблэд описывала этот шаг как «нелогичный, намеренно саморазрушительный», шаг, которого художник не должен совершать, потому что «аукционный дом — это унизительный для искусства контекст». Страница из каталога, на которой помимо репродукции картины были напечатаны обычные аукционные сведения вроде провенанса и финальной цены, была в результате использована в качестве афиши выставки.

Распределение ролей, при котором дилер берет на себя право практически единолично влиять не только на коммерческую судьбу произведений художника на рынке искусства, но и на путь художника в некоммерческой сфере, вызывает все большее негодование со стороны авторов. Они начинают искать альтернативные пути взаимодействия с рыночной системой — и создание «аватара», вымышленного образа, за которым стоит коллектив, становится удачным способом борьбы художника с системой рынка искусства. Постоянное ускользание от определений, бесконечная смена образов, жонглирование идентичностями были с самого начала заложены в «проект» Рины Сполингс. Для чего? Чтобы изменить сложившиеся правила мира искусства, особенно в его коммерческой части. По сути, способ взаимодействия художника с рынком, явленный в образе многоликой Сполингс, подразумевает, что художник может остаться художником в коммерческой сфере только за счет того, что принимает чужое обличие.

Характерно, что Эмили Сандблэд никогда не говорит о собственном жизненном пути с полной серьезностью. Она называет себя «воскресным художником», подразумевая, что не полностью отдается этому делу. Для нее быть художником значит иметь возможность на некоторое время «убежать» от другой работы, работы галериста. Кроме того, она певица и часто поет на открытии собственных выставок и во время своих перформансов. В своих постоянных перевоплощениях и смене ролей Эмили Сандблэд оказывается очень близка Рине Сполингс. Обе они участвуют в маскараде, где художник — это одновременно реальный и вымышленный персонаж, где роли галериста, автора произведения искусства, куратора и критика сплавлены вместе, и из этого сплава формируется портрет современного творческого деятеля. 

Примечания

  1. ^ Bernadette Corporation — название объединения, созданного в 1994 году тремя художниками: Джоном Келси, Антеком Валжаком и Бернадет Ван Хи. Особенность коллектива в том, что его состав с самого начала был нестабильным. Основатели группы разрабатывали совместные проекты со множеством приглашенных авторов и всегда делали акцент на анонимности участников, ограничиваясь логотипом Bernadette Corporation. В начале 90-х такая форма творческого объединения, как корпорация, была в новинку и позволяла эффективнее критиковать устоявшиеся нормы мира искусства. Неопределенными оставались и цели коллектива — его создатели постоянно меняли род деятельности. Первым проектом группы стала линия одежды в городском стиле с намеком на гламурные образы парижской моды. Затем корпорация перепрофилировалась в издательский дом, выпустивший несколько номеров журнала Made in USA. Журнал был назван так в честь одноименного фильма Жан-Люка Годара, и в нем печатались самые разные материалы: от рецензий на коллекции одежды категории масс-маркет до философских статей. Следующим важным событием в творческом развитии корпорации стало создание романа «Рина Сполингс», тотчас ставшего популярным в мире современного искусства. Наконец, самую громкую выставочную историю имел проект 2011 года, когда коллектив Bernadette Corporation представил видео «Избавься от себя» (Get Rid of Yourself). Для его создания были использованы видеоматериалы антиправительственных протестов, проходивших во время встречи «Большой восьмерки» в Генуе в июле 2001 года. В документальное видеоповествование были вмонтированы сцены с известной актрисой Хлоей Севиньи, которая произносила на камеру текст, выкрикиваемый толпой во время протестов 
  2. ^ Фостер Х., Краусс Р. и др. Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм. М.: ООО «Ад Маргинем Пресс», 2015. С. 764. 
  3. ^ Лот назывался: Algus Greenspon Gallery. May 2011. Emily Sundblad “¡Qué Bárbara!”. 212-255-7872. Opening Hours: Tues-Sat 10-6. algusgreenspon.com, 2011. 
  4. ^ Lot 364 // Part II Contemporary Art, 13 May 2011, New York, Phillips de Pury & Company. P. 230. 
Поделиться

Статьи из других выпусков

Продолжить чтение